История становления и развития органов безопасности россии к 140 летию


К 100-летию отечественных органов госбезопасности. Эпоха Дзержинского

ВЕКОВАЯ ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ОРГАНОВ БЕЗОПАСНОСТИ, ЮБИЛЕИ КОТОРЫХ ОТМЕЧАЮТ В ЭТОМ ГОДУ, БОГАТА НА ЯРКИЕ СТРАНИЦЫ. И ВСЕ ЖЕ ОСОБАЯ РОЛЬ В ИСТОРИИ ПРИНАДЛЕЖИТ НАЧАЛЬНЫМ ГОДАМ ЕЕ СУЩЕСТВОВАНИЯ, КОГДА СОТРУДНИКАМ ТОЛЬКО ЧТО СОЗДАННОЙ, АБСОЛЮТНО НОВОЙ СПЕЦСЛУЖБЫ ПРИХОДИЛОСЬ БОРОТЬСЯ С ВНУТРЕННИМИ И ВНЕШНИМИ ПРОТИВНИКАМИ В УСЛОВИЯХ ПОСЛЕРЕВОЛЮЦИОННОЙ РАЗРУХИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ. И ИМЕННО ЭТОТ ПЕРИОД ОЗНАМЕНОВАЛСЯ ПЕРВЫМИ КРУПНЫМИ КОНТРРАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫМИ ОПЕРАЦИЯМИ.

Создание ВЧК

Молодой советской власти пришлось вступить в противостояние с общественно-политическими силами, желавшими ее уничтожения, с первых дней после октябрьских событий 1917 года. Специальной организации по борьбе с контрреволюцией да и с «обычными» преступниками всех мастей в это время не было, а решение задач безопасности республики было возложено на Петроградский военно-революционный комитет, местные Советы, отряды Красной гвардии. Подобная ситуация могла носить только временный характер. Необходимость создания специализированного органа государственной безопасности отчетливо осознавалась новой властью.

Непосредственным поводом для образования ВЧК, как считают некоторые историки, стала перехваченная телеграмма противников нового политического строя с призывом к чиновничеству организовать саботаж во все-российском масштабе. Руководитель Совета народных комиссаров Владимир Ленин писал в декабре 1917 года о сложившейся критической ситуации и о том, что «необходимы экстренные меры борьбы с контрреволюционерами и саботажниками».

Постановление о создании Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и сабоажем при Совете народных комиссаов было принято 7(20) декабря. В документе были обозначены возлагаемые на нее задачи. ВЧК надлежало «преследовать и ликвидировать все контрреволюционные и саботажные попытки и действия по всей России, со стороны кого бы они не исходили». Ей следовало «предавать суду Революционного Трибунала всех саботажников и контрреволюционеров и выработать меры борьбы с ними». В постановлении о создании ВЧК говорилось: «Комиссия ведет только предварительные расследования, поскольку это нужно для пресечения. Комиссия разделяется на отделы - информационный, организационный отдел (для организации борьбы с контрреволюцией по всей России) и филиальный отдел».

Председателем ВЧК стал Феликс Дзержинский. Его назначение главой советской службы государственной безопасности объяснялось высоким авторитетом среди руководства и личными качествами. Ему были присущи не только абсолютное бескорыстие, что признавали даже его противники, но и выдающиеся организаторские способности, умение действовать в условиях кризисных ситуаций и колоссальная работоспособность. Биографы Дзержинского поражаются объему деятельности, которой он занимался в период с 1917 года до своей смерти в 1926 году. Наряду с руководством органами государственной безопасности Феликс Эдмундович возглавлял Наркомат путей сообщения, был председателем Высшего совета народного хозяйства, работал председателем комиссии по улучшению жизни детей. Дзержинский трудился, казалось, на пределе человеческих сил и добивался существенных результатов на каждом вверенном ему направлении работы.

Приступая к созданию системы государственной безопасности, Дзержинский подчеркивал, что в число противников, с которыми предстояло сражаться, входят не только мародеры, саботажники, организаторы погромов, но и вероятные провокаторы, «те, которые, надев личину друзей победоносного народа, проникли в ряды революционных органов для провокационных или корыстных целей, которые, пользуясь обманом, добытым доверием, используют свое положение для своих гнусных целей и своими преступными действиями дискредитируют советскую власть».

Новой государственной структуре был отведен в Петрограде дом бывшего столичного градоначальника по адресу: Гороховая ул., д. 2. Предстояло выполнить колоссальный объем организационных мероприятий. Яков Петерс, один из руководителей ВЧК, оставил красноречивые воспоминания о первом дне работы: «Вчера были на Гороховой. Дом бывшего градоначальника - пустой, с выбитыми окнами. Нас двадцать три человека, включая машинисток и курьеров. Вся «канцелярия» - в тощей папке Дзержинского; вся «касса» - у меня в кармане кожаной куртки. С чего начать?»

дзержинский и его соратники сразу сошлись во мнении, что одной из важнейших сфер деятельности новой организации станет контрразведывательная работа. Она была сосредоточена в рамках созданного в декабре 1918 года Особого отдела ВЧК. Первоначальный период деятельности чекистов некоторые историки именуют романтическим. Такое определение они объясняют попыткой отказа от некоторых традиционных приемов службы контрразведки. Один из заместителей Дзержинского, Мартын Лацис, отмечал, что сначала пытались вести борьбу с контрреволюцией «чисто идейным со-действием советских элементов». Про-водили открытый прием лиц, которые были готовы сообщать о случаях саботажа, организации беспорядков и провокаций. Политика подобного открытого сотрудничества обернулась тем, что противники нового политического режима развернули террор против лиц, сотрудничавших с ВЧК. В результате Дзержинский поддержал практику возвращения к классическим методам контрразведывательной работы с использованием в оперативной работе секретных сотрудников, с созданием агентурных сетей. Чекисты стали изучать опыт работы контрразведчиков предшествующих лет.

В 1918 году в связи с резким осложнением ситуации, ростом угрозы со стороны внешнего и внутреннего врага полномочия ВЧК расширялись, ее значимость увеличивалась, организация становилась важнейшим государственным институтом. Начало этому процессу положил декрет Совнаркома от 21 февраля 1918 года «Социалистическое отечество в опасности», вызванный германским наступлением. Декретом ВЧК были предоставлены чрезвычайные полномочия. Росту значимости спецслужбы, конечно же, способствовали и произошедший 6 июля мятеж в Москве, устроенный партией левых эсеров, и убийство 30 августа председателя Петроградского ЧК Урицкого, и покушение на Ленина вечером этого же дня в Москве.

К концу 1918 года в республике насчитывалось 40 губернских и 365 уездных чрезвычайных комиссий. Были созданы отделы госбезопасности в армии и на железных дорогах. Несмотря на то что чекистам приходилось организовывать и постоянно совершенствовать новую государственную структуру в экстремальной ситуации и в кратчайшие сроки, они быстро при-обретали знания и опыт.

Поражение Локкарта

С самого начала ВЧК пришлось столкнуться с многочисленными заговорщическими организациями, боровшимися против советской власти. Они представляли собой разные уровни опасности. «Первым делом ВЧК» нередко называют ликвидацию так называемого «Союза союзов служащих государственных учреждений». Он занимался организационной деятельностью в целях саботажа, распределял деньги среди бойкотирующих работу чиновников. На основании поступивших в ВЧК данных о сходках заговорщиков был произведен обыск в квартире на Литейном проспекте в Петрограде. Найденные бумаги сполна изобличили виновных во главе с чиновником Министерства внутренних дел Кондратьевым. Показательно, что задержанных после расследования от-пустили. Власти в тот период стремились избегать суровых наказаний, если дело не касалось проявлений откровенного бандитизма. В дальнейшем в большинстве случаев ВЧК приходилось сталкиваться с куда более изощренными и коварными противниками, чем конспиратор Кондратьев с его товарищами чиновниками- саботажниками. Нередко участниками заговоров против Советской республики становились и представители внешних сил - сотрудники иностранных разведок, действующие в том числе под дипломатическим прикрытием.

Крупным успехом ВЧК стала контрразведывательная операция, направленная против представлявшего британскую дипломатическую миссию в Москве Роберта Брюса Локкарта. Этот агент Туманного Альбиона стремился координировать деятельность различных антисоветских организаций путем их финансирования и помощи в устройстве мятежей, терактов, саботажа. Чекисты разработали операцию по внедрению своих людей в качестве подставных заговорщиков в круг Локкарта и других иностранных дипломатов. Приманкой стали латышские стрелки, чьи военные формирования несли охрану важнейших правительственных объектов в Москве и Петрограде. Советские контрразведчики справедливо полагали, что возможность переманить на свою сторону командиров латышских стрелков привлечет внимание представителей антибольшевистского подполья и позволит подобраться к самому Локкарту. Операция началась с отправки сотрудников ВЧК латышского происхождения Буйкиса и Спрогиса в Петроград для встреч с антисоветскими группами. Оба чекиста весьма достоверно изображали разочаровавшихся в большевистской власти латышей, готовых сотрудничать с резидентами стран Антанты. Через одну из антисоветских групп Буйкис и Спрогис были представлены британскому военно-морскому атташе и резиденту военно-морской разведки Кроми. Тот в свою очередь отрекомендовал «заговорщиков» в письме в Москву к Локкарту.

На следующем этапе операции в игру против английской разведки был введен один из наиболее авторитетных латышских военных - командир артиллерийского дивизиона в Кремле Эдуард Петрович Берзин. Дзержинский считал, что этот храбрый офицер должен особенно заинтересовать Локкарта. Во время встреч с ним в августе 1918 года Локкарт и находившийся тогда в России английский разведчик Сидней Рейли склоняли Берзина к подготовке мятежа в Москве. Планы заговорщиков через Берзина становились известны Дзержинскому. Берзину удалось убедить Локкарта выписать ему на официальном бланке документы, гарантировавшие подателю содействие со стороны командования войск интервентов на севере России. Таким образом, в ВЧК оказались неоспоримые свидетельства подрывной деятельности английского шпиона-дипломата. «Игра с Локкартом» позволила установить адреса явочных квартир и фамилии лиц, сотрудничавших с иностранными разведчиками.

Убийство Урицкого и покушение на Ленина заставили ВЧК форсировать операцию по разоблачению шпионской группы. После приезда вечером 31 августа Дзержинского в Петроград отряд чекистов занял здание посольства Великобритании на Дворцовой набережной. В возникшей перестрелке погиб военно-морской атташе Кроми. В посольстве задержали скрывавшихся белогвардейцев и изъяли много оружия. В ходе обысков на явочных квартирах в Москве чекисты обнаружили взрывчатые вещества и взрывные устройства. Одно из найденных писем раскрывало планы по совершению диверсий на железных дорогах, что грозило голодом крупным городам. 18 сентября контрразведчики задержали сотрудничавшего с Локкартом американского разведчика Ксенофонта Каламатиано, у которого в отличие от Локкарта не было дипломатического иммунитета. В его трости обнаружили многочисленные расписки агентов в получении денег за оказанные услуги.

Локкарта же обменяли на арестованных в Англии советских представителей и выслали из страны. Позднее он издал на Западе мемуары, в которых изложил свою версию пребывания в Советской России и своего шпионского провала.

В годы Гражданской войны

Одной из лучших операций Особого отдела ВЧК в период Гражданской войны стало раскрытие крупной контрреволюционной организации «Национальный центр». Ее лидеры сумели создать сеть филиалов в нескольких больших городах. их задачей было снабжение разведывательной информацией представителей Белого движения и подготовка вооруженных выступлений при приближении белогвардейских армий. Внутри «Национального центра» действовала военная комиссия, непосредственно разрабатывавшая планы мятежей.

В начале июня 1919 года в руках чекистов оказалась записка на имя генерала Родзянко, найденная красноармейцами в мундштуке папиросы перебежчика Никитенко. В ней говорилось о подпольной агентуре на советской территории и упоминался пароль «Вик». В июле на советско-финской границе задержали посланцев антисоветского подполья с письмом, содержавшем подробные сведения о дислокации частей 7-й армии и другие разведывательные данные. Задержанные дали показания против инженера Вильгельма Штейнингера (расстрелян 6 сентября 1919 года по заключению Особого отдела ВЧК), в прошлом владельца фирмы «Фосс и Штейнингер». Взятый под стражу Штейнингер, в квартире которого нашли изобличавшие его документы, признал, что входит в руководство петроградского отделения «Национального центра». Он же под-твердил, что эта тайная организация действует в сотрудничестве с разведками Колчака, Деникина и Юденича, а также с секретными службами Англии и Франции. В результате чекисты задержали в Петрограде представителей местной организации «Национального центра».

Арест в Вятской губернии офицера из разведывательного отдела при штабе Колчака Крашенинникова дал контрразведчикам прямые свидетельства о существовании филиала «Национального центра» в Москве. Дальнейшему расследованию в столице помогла информация от учительницы одной из московских школ о том, что директора ее учебного заведения Александра Алферова постоянно посещают некие подозрительные лица. Организованное чекистами наблюдение позволило установить, что школа играет роль явочной квартиры «Национального центра», куда регулярно прибывают курьеры от Колчака и Деникина. В Особом отделе стало известно и имя руководителя московского отдела «Национального центра». Им был член кадетской партии, депутат Государственной думы Николай Щепкин. По указанию Дзержинского на квартирах Щепкина и Алферова провели обыски. В тайнике щепкинской квартиры были найдены записи, содержащие важные материалы, предназначенные для отправки в штаб Деникина. Они включали изложение стратегического плана действий Юго-Восточного фронта в районе Саратова, сводку о составе армий Западного, Восточно-го, Туркестанского и южного фронтов, сведения о численности, вооружении и дислокации частей 9-й армии Южного фронта, описание Тульского укрепленного района и другую ценнейшую информацию, предназначенную для противников советской власти. Большая часть разведывательных данных, очевидно, была получена от вражеских агентов в штабах Красной армии.

Продолжением операции стала ликвидация осенью 1919 года московской военной организации «Национального центра», представлявшей для власти особую опасность. Лидеры военных заговорщиков генерал Стогов и полковник Ступин разработали план на случай подхода войск Деникина к Москве. Он предусматривал арест советского правительства и захват подготовленными ударными группами важных стратегических пунктов: Кремля, вокзалов, телеграфа, телефонной станции. Военная организация имела в своем распоряжении броневики, артиллерию и стрелковое оружие. В обращении ВЧК от 23 сентября 1919 года «Ко всем гражданам Советской России!» было объявлено о пресечении попытки мятежа.

Но и на этом история «Национального центра» не закончилась. Не вы-явленные представители организации в Петрограде активизировали свою деятельность, вдохновившись успехами армии Юденича осенью 1919 года. После ареста Штейнингера руководство центром в Северной столице перешло к представителю кадетской партии Александру Быкову, сформировавшему тайное «правительство». Оно пред-назначалось для взятия власти в городе в результате восстания. заговорщики подготовили серию диверсий. Они устроили взрыв на Охтенском пороховом заводе и поджог склада взрывчатых веществ на станции в Пскове. В ноябре 1919 года Быкова арестовали.

С «Национальным центром» в Петрограде активно сотрудничала англофранцузская разведгруппа, возглавляемая британским шпионом Полом Дюксом. Этот агент «Интеллидженс сервис» выдавал себя за английского социалиста, симпатизирующего советской власти, но в действительности делал все, что было в его силах, чтобы эту власть свергнуть. Ближайшей помощницей Дюкса в созданной им шпионской сети была Надежда Петровская, работавшая врачом в Максимилиановской больнице. Шпионы прибывали в медицинское учреждение под видом больных. После переезда Дюкса в Латвию на Петровскую возложили связь и финансирование организации. Группа Дюкса - Петровской, как и отделение «Национального центра» во главе с Быковым, занималась передачей сведений стратегического характера в штаб Юденича, в частности, она доносила об известных ей наиболее слабых участках советского фронта. Особый отдел вышел на след и этой шпионской организации. Задержанная в ноябре 1919 года Петровская активно сотрудничала со следствием, предоставив ему детальные показания о еще неизвестных тогда ВЧК явочных квартирах и участниках подполья.

Артузов против Савинкова

После окончания Гражданской войны передышка для чекистов не наступила. Потерпев поражение в открытой войне, противники Советского государства значительно расширили ведение тайной, прилагая все усилия для подрыва власти большевиков. На совещании руководства ГПУ 6-8 мая 1922 года после обсуждения сложившейся политической ситуации было принято решение о выделении из Особого отдела ГПУ ряда спецотделений и создании на их основе самостоятельного Контрразведывательного отдела (КРО). Его задачами должны были стать: противостояние подрывной деятельности иностранных разведок, иностранных эмигрантских центров и организаций террористического характера, ведение борьбы с политическим бандитизмом, контрабандой и незаконным переходом государственной границы, контроль за нелегальным оборотом оружия и взрывчатых веществ.

Руководителем КРО стал Артур Артузов, в предшествовавшие годы зарекомендовавший себя выдающимся организатором спецопераций. Ранее он занимал в Особом отделе должности особоуполномоченного, заведующего Оперативным отделом управления и заместителя начальника. Артура Христиановича отличали широчайшая эрудиция, ярчайшие аналитические способности, незаурядные организаторские дарования, умение просчитывать действия противника и находить нестандартные способы решения по-ставленных задач. Артузов исходил из того, что советским контрразведчикам мало довольствоваться раскрытием агентуры противника. Он успешно создавал каналы продвижения во вражеские разведцентры выгодной для нужд страны дезинформации. В докладе руководству ОГПУ в ноябре 1924 года Артузов отмечал: «Основная работа, проделанная КРО, заключается в следующем. Нам уда-лось поставить свою работу так, что в настоящее время главные штабы иностранных государств... снабжаются на 95% материалом, который разрабатывается КРО ОГПУ совместно с военным ведомством, по указанию Наркомвоена и НКИД. Таким образом, иностранные штабы имеют о Красной Армии, ее численности те сведения, которые желательны нам».

Разработанные КРО спецоперации признаны контрразведывательными шедеврами и исследователи спецслужб приводят их в качестве примеров образцовой работы и профессионализма высочайшего уровня. Будучи максимально требовательным к самому себе, Артузов требовал и от своих сотрудников нешаблонного мышления и творческого подхода к делу. В теоретической работе КРО «Азбука контрразведчика» говорилось: «На разведку и на контрразведку отнюдь не следует смотреть как на ремесло - это в полном смысле слова искусство и тем более трудное, что лицу, посвятившему себя этого рода деятельности, приходится иметь дело с живыми людьми, а, следовательно, быть не только психологом, но и уметь играть на психологии других. Агент должен быть артистом, он должен всегда хорошо и ясно учитывать свои силы и силы противника, не лезть напролом, не взвесив всех шансов на успех. Правильная оценка положения, вдумчивость, решительность, хладнокровие, умение дать ответ и отпор при всяком положении, не показав своего замешательства, необходимы агенту».

Талант Артузова ярко проявился в разработке и осуществлении операции «Синдикат-2». Его противником был знаменитый Борис Савинков, которого называли «артистом авантюры». До революции он приобрел кровавую славу террориста, став одним из организаторов убийств видных сановников Российской империи. После революции Савинков выступил как активнейший борец против нового государственного строя. Им были устроены мятежи в Ярославле, Рыбинске, Муроме. В эмиграции он создал организацию под громким названием «Народный союз защиты родины и свободы», целью которой стало проведение диверсионно-террористических актов на советской территории. Банды, подчинявшиеся «Союзу», терроризировали население западных районов страны, убивали представителей власти. Дзержинский дал указание принять меры по пресечению деятельности Савинкова.

Операция началась с захвата летом 1922 года при нелегальном переходе границы соратника Савинкова Леонида Шешени. Его показания помогли раскрыть часть савинковского подполья. Шешеню и другого арестованного члена «Союза» Михаила Зекунова удалось завербовать КРО. В соответствии с планом Артузова и его соратников они должны были передать своему шефу в Париж информацию о том, что в стране существует мощная подпольная «Либерально-демократическая организация» (ЛД), чья политическая платформа очень близка взглядам Савинкова. Зекунов и игравший роль эмиссара ЛД чекист Андрей Федоров ездили в Польшу, где интересы Савин-кова представлял пользующийся его доверием Иван Фомичев. Тот сообщил Савинкову о заманчивом предложении. Глава «Союза» поручил Фомичеву лично отправиться в страну Советов, чтобы убедиться в существовании ЛД. В Советской России прибывшего в апреле 1923 года посланца Савинкова сумели настолько уверить в реальности ЛД, что, вернувшись на Запад, он настойчиво рекомендовал использовать предоставившиеся возможности. Прибывший в Париж Федоров также давил на Савинкова, умело играя на его желании возглавить свержение большевиков. Но осторожный бывалый конспиратор все еще колебался и терзался сомнениями. Савинков отправил в Россию еще одного своего делегата - полковника Сергея Павловского. Тот должен был подтвердить или же, напротив, развеять его опасения. Известный своей жестокостью Павловский тайно перешел границу в августе 1923 года, но не сразу прибыл в столицу. След его оказался на тот момент утерян. Во главе созданной им преступной группы Павловский провел несколько бандитских акций в западных районах. Когда же он все-таки добрался до Москвы, то пришел на явочную квартиру задействованного в игре Артузова Шешени. Павловского арестовали. Желая сохранить жизнь, он согласился написать под диктовку письмо за границу. Но Павловский при этом попытался переиграть чекистов, не поставив точку в одном из предложений. Это был условный знак - свидетельство о его аресте. Шифровальщики из КРО разгадали хитрость. Павловский был вынужден переписать письмо.

Но Савинкову было мало письма от Павловского. Он желал видеть его самого. О том, чтобы выпустить Павлов ского из страны, не было и речи. В КРО придумали версию о ранении савинковского агента при попытке экспроприации денег, что делало невозможным его быстрое возвращение. Вновь приехавший в Россию Фомичев встретился с «раненым» Павловским и получил от него новое письмо для Савинкова. Прибывший же в июне 1924 года в Париж Федоров сумел настолько ловко сыграть на самолюбии и азарте знаменитого террориста, что тот, наконец, «сдался». Савинков не пожелал опоздать к началу переворота, в возможность которого он поверил. С фальшивыми документами на имя Степанова, в сопровождении Фомичева и Федорова, он пересек границу. Ловушка захлопнулась. 16 августа на конспиративной квартире в Минске Савинков был арестован. На суде многолетний противник советской власти заявил о дальнейшей бесперспективности борьбы с ней. В ходе проведения операции «Синдикат-2» чекисты выявили и ликвидировали резидентуру Савинкова в нескольких крупных городах страны.

«Трест»

Одной из самых знаменитых операций чекистов стала операция «Трест», которая началась в 1921 году. Перед КРО стояла задача раскрыть планы монархического политического центра в эмиграции, чьи лидеры мечтали об историческом реванше. На Лубянке приняли решение о создании подставной нелегальной организации - «Монархическое объединение Центральной России» (МОцР). Ее руководителями объявили в действительности сотрудничавших с новой властью авторитетных генералов Зайончковского и Потапова. «Игра» преследовала цель выйти на связь с эмигрантскими центрами. Предполагалось снабжать их дезинформацией, навязывать им выгодную для Советской России тактику действий и даже во многом установить над ними контроль. Параллельно с этим при помощи МОЦР чекисты планировали установить контакты с иностранными спецслужбами и выявить их агентуру.

В 1922 году в Берлине состоялась встреча высокопоставленного работника Наркомата внешней торговли и тайного сотрудника советских спецслужб Александра Якушева с представителями Белого движения. Он вел переговоры от лица МОцР. Якушеву удалось завязать деловые отношения с генералами Врангелем, Кутеповым, Миллером. На посланных в Россию белогвардейских эмиссаров МОцР произвело сильное впечатление. Большая часть эмиграции поверила, что в России на самом деле на многие посты в армии и правительственном аппарате проникли противники большевизма, которые способны в будущем полностью подчинить себе вооруженные силы и государственную администрацию, а затем совершить переворот с последующим возвращением к прежним государственным по-рядкам. При помощи МОцР чекисты на протяжении нескольких лет смогли навязывать правому крылу эмиграции свои правила игры. Они заключались в том, что «следует признать террор не достигающим своей цели, а потому не-допустимым», «следует признать совершенно недопустимыми экспроприации и грабежи», отказаться от местных восстаний и «беречь силы для более серьезных организованных действий». Предотвращая при помощи пропаганды тактики «накапливания сил» возможные диверсии, террористические акты и мятежи, чекисты через МОЦР давали правым кругам эмиграции взамен лишь эфемерные заверения о растущем могуществе антисоветского подполья и его будущем триумфе.

Псевдомонархическая партия, называемая для конспирации в «тайной» переписке с деятелями эмиграции и представителями иностранных разведок «Трестом», настолько вызывала доверие, что ею заинтересовался даже столь матерый профессионал, как ас шпионажа Сидней Рейли. Он, как и Савинков, был одним из наиболее опасных врагов советской власти. Рейли был горячим сторонником использования терроризма в качестве ведущего метода борьбы против социалистического государства. Поверив в реальность «Треста», Рейли в письме на его адрес в апреле 1925 года старался убедить руководителей МОЦР в необходимости проведения масштабных кровавых акций. Он утверждал: «Я уверен, что крупный террористический акт произвел бы потрясающее впечатление». В Москве приняли решение заманить Рейли с помощью МОЦР в СССР. В ночь с 25 на 26 сентября 1925 года английский шпион вместе с Якушевым нелегально перешел советско-финскую границу. На советской территории его арестовали. В то же время на границе была инсценирована перестрелка и «гибель» Рейли, ставшего согласно чекистской легенде жертвой случайного столкновения с пограничниками. В СССР британский разведчик после допросов был расстрелян на основании вынесенного ему ранее приговора за участие в заговоре Локкарта.

Операция «Трест» была завершена в 1927 году. Это произошло уже после смерти Феликса Эдмундовича, скончавшегося 20 июля 1926 года.

Значение личности Дзержинского в формировании советской системы государственной безопасности оказалось столь велико, что период его руководства ею часто называют эпохой Дзержинского.

ТЕКСТ: Павел СЕРЕГИН

Заказать алюминиевые окна оптом

group-vympel.ru

У истоков Дня чекиста: об истории служб госбезопасности России

У истоков Дня чекиста: об истории служб госбезопасности России

Начало последней декады декабря на протяжении вот уже почти века было и остается праздничным для всех сотрудников органов государственной безопасности России. В 1995 году 20 декабря первый российский президент Борис Ельцин подписал указ об установлении профессионального праздника — Дня работника органов безопасности Российской Федерации. Но задолго до этого официального шага День чекиста, как его называли и называют практически все, кто празднует эту дату, неофициально отмечали во всех соответствующих подразделениях.

Формально День работника органов безопасности привязан к дате создания первой советской спецслужбы — Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК) по борьбе с контрреволюцией и саботажем при СНК РСФСР. Декрет о ее создании как раз и был издан Совнаркомом 20 декабря 1917 года. С тех пор эта дата и стала сначала неформальным, а последние два десятка лет — официальным праздником. Праздником, который отмечают не только работники ФСБ, но и выходцы из его предшественника — КГБ СССР: сотрудники Службы внешней разведки, Федеральной службы охраны, Главного управления специальных программ и других.

Но нельзя же всерьез полагать, что до появления ВЧК в России не существовало никаких органов госбезопасности! Конечно, существовали — и чекисты, что бы ни говорили большевики о необходимости «разрушить весь мир насилья», начинали свою работу не на пустом месте. Больше того: преемственность советских спецслужб по отношению к российским оказалась явно подчеркнутой с самого первого дня! Ведь местом дислокации ВЧК в Петрограде стал дом 2 по улице Гороховой — то есть тот же дом, в котором до 4 марта 1917 года квартировало петербургское Отделение по охранению общественной безопасности и порядка. Да-да, то самое Охранное отделение, которое революционеры презрительно называли «охранкой», но которого при этом боялись как огня…

«Тысяча лучших слуг» на страже Московского царства

Как только возникает государство — сразу же возникает и необходимость заботиться о его безопасности. Эту аксиому прекрасно понимали еще в эпоху античности, и с течением времени она находила все новые и новые подтверждения. Соответственно, чем сложнее было государственное устройство страны, тем сложнее становилась и система его органов безопасности. Идея о нескольких спецслужбах, которые позволяют главе государства получать за счет их конкуренции более полную и объективную  информацию, родилась далеко не ХХ веке, а гораздо раньше!

Что касается России, то прообразом отечественных органов государственной безопасности можно считать знаменитую «тысячу лучших слуг», указ о создании которой Иван IV Грозный подписал в октябре 1550 года. По-другому это подразделение именовалось «царев и великого князя полк» и состояло из 1078 боярских детей. Одновременно с этим полком в Москве был создан и особый стрелецкий полк для охраны первого русского царя. Именно эти полки и стали первыми формальными структурами госбезопасности, поскольку занимались вопросами не столько военных угроз Московскому царству, сколько выявлением и ликвидацией угроз внутренних.

«Опричники». Художник — Николай Неврев

Когда Иван Грозный окончательно превратился в самодержавного правителя, на смену «тысяче лучших слуг», многие из которых успели перебежать на сторону противника, опасаясь царского гнева, пришли опричники. Но не только они отвечали за безопасность России: часть функций органов госбезопасности была возложена на созданные царем приказы. Например, Разрядный приказ занимался рассмотрением «воровских» и «разбойных» дел (в отличие от нынешних дефиниций этих преступлений, в XVI веке воры и разбойники проходили скорее по ведомству госбезопасности), а Счетный отвечал за борьбу с хищениями из казны.

Увы, ничем не ограниченная в своих полномочиях опричнина, подчинявшаяся одному лишь Ивану IV, не смогла эффективно выполнять функции органа государственной безопасности. Потому и сменилась трагическая, неоднозначная, но очень важная для становления России эпоха Грозного печально знаменитым Смутным временем, и лишь восшествие на российский престол будущего императора Петра I вернуло страну на нормальный путь развития. При нем же появились на Руси и первые настоящие органы госбезопасности.

Спецслужбы гнезда Петрова

В наследство от отца, царя Алексея Михайловича, будущему первому русскому императору достался созданный в 1653 году Приказ тайных дел — как считают историки, первая по-настоящему специальная служба в стране, занимавшаяся государственной безопасностью. Но дальновидный царь Петр с самого начала сделал так, чтобы при нем за госбезопасность отвечали несколько подобных служб. В частности, всем, что касалось деятельности иностранцев и выезда россиян за рубеж, ведала Коллегия иностранных дел. Ей, как нетрудно догадаться, доводилось заниматься и перлюстрацией писем, и надзором за «немцами», многие из которых могли оказаться иностранными шпионами — да и в реальности были ими, ведь тогда подобное занятие совершенно не считалось чем-то зазорным. А непосредственно внутренней безопасностью государства при Петре занимались две структуры: Преображенский приказ и Тайная канцелярия.

Преображенский приказ возник еще в 1686 году и первоначально занимался управлением Преображенским и Семеновским полками. Лишь после 1702 года царь вменил в обязанность этому приказу ведение дел о «слове и деле государевом», то есть о преступлениях против государственной власти. Поэтому подчинялся Преображенский приказ непосредственно Петру I, а руководил им знаменитый князь-кесарь Федор Ромодановский.

«Начальник Тайной канцелярии А. С. Ушаков допрашивает княжну Юсупову». Художник — Николай Неврев

Ему же доверил царь и созданную в феврале 1718 года в Петербурге Тайную канцелярию, которая первоначально занималась одним-единственным делом: следствием о государственной измене царевича Алексея. Чуть позже в ведение этой канцелярии, располагавшейся в Петропавловской крепости, передали из Преображенского приказа и другие политические дела особой важности. А вскоре Петр, решив, что руководить и направлять деятельность одновременно двух спецслужб ему уже трудно, объединил приказ и канцелярию под одной крышей — Преображенского приказа, после воцарения Екатерины I переименованного в Преображенскую канцелярию.

Ее преемницей стала созданная в 1731 году на руинах Тайной канцелярии — Петр II ликвидировал спецслужбу, распределив ее обязанности между Верховным тайным советом и Сенатом — Канцелярия тайных и розыскных дел. Ей вменялось в обязанности вести оперативную разработку и следствие по делам о злоумышлениях против государя и его семьи и против самого государства как такового (дела о «бунте и измене»). Просуществовала Канцелярия тайных и розыскных дел до 1762 года, пока не была ликвидирована манифестом Петра III. Вместо нее император повелел создать при Сенате новую спецслужбу, ведавшую госбезопасностью, — знаменитую Тайную экспедицию.

Тайна как главное оружие

Новой спецслужбе, поначалу называвшейся Особой канцелярией и сменившей свое название уже при Екатерине II, по наследству перешли функции не только обеспечения внутренней безопасности государства, но и контрразведывательные. Причем впервые в российской практике Тайная экспедиция ввела практику выявления иностранных агентов с помощью собственных заграничных сотрудников. Именно с их помощью экспедиторы — а именно так стали именоваться сотрудники новой службы — получали сведения и о шпионах, и о тех, кто был ими завербован в России.

Но все-таки главной задачей Тайной экспедиции стала именно внутренняя безопасность страны. В то время под этим понимались восстания и заговоры против правительства, измена и шпионаж, самозванство, выступления с критикой правительственной политики и действий царя, членов царской семьи или представителей царской администрации, а также деяния, наносящие ущерб престижу царской власти. Среди множества дел, которые довелось вести экспедиторам Тайной канцелярии, были и такие громкие, как восстание Емельяна Пугачева и деятельность Александра Радищева — автора знаменитого «Путешествия из Петербурга в Москву», дело масона-журналиста Николая Новикова и самозванки княжны Таракановой, а также следствие по делу секретаря Коллегии иностранных дел надворного советника Вальва, обвиненного в шпионаже.

Примечательно, что большинство этих дел курировал, а то и непосредственно руководил их расследованием самый, пожалуй, знаменитый глава Тайной экспедиции — ее обер-секретарь Степан Шешковский. При нем, как описывали это современники, экспедиторы канцелярии «знали все, что происходит в столице: не только преступные замыслы или действия, но и даже вольные и неосторожные разговоры». А слава его как руководителя Тайной канцелярии была настолько широка и одиозна, что, как рассказывали очевидцы, когда Александру Радищеву сообщили, что его делом займется лично Шешковский, писатель буквально рухнул в обморок.

Степан Шешковский. Источник: Собрание Михалковых в имении Петровское Рыбинского уезда Ярославской губернии

Любопытно, что Екатерина II очень хорошо понимала, насколько влияет на результативность деятельности подобных служб госбезопасности такой флер страха и таинственности. Не случайно официально на содержание Тайной канцелярии выделялось всего 2000 рублей в год, которые тратились на выплату жалования экспедиторам, а реальные расходы на работу канцелярии и те поручения, которые она получала от Сената и непосредственно от императрицы, держались в строжайшей тайне. Этому в немалой степени способствовало и размещение штаб-квартиры спецслужбы — в Петропавловской крепости, надолго ставшей символом политических репрессий в стране.

Третье отделение как итог восстания декабристов

Тайная канцелярия просуществовала до 1801 года, после чего распоряжением нового императора Александра I была ликвидирована. В 1807 году вместо нее были созданы Особый комитет, который иногда называли еще Комитетом охранения общей безопасности, и работавшая параллельно с ним Особая канцелярия. Существовавшая сначала при Министерстве полиции, а потом при Министерстве внутренних дел, эта канцелярия занималась, по сути, тем же, чем и ее предшественница, разве что не вызывала в обществе такого иррационального страха — и действовала менее решительно. В результате чего и проморгала подготовку восстания декабристов в 1825 году, после которого на престол взошел император Николай I.

Новый самодержец сразу оценил преимущества, которые дает власти эффективно действующая служба госбезопасности. И вскоре в России появилась по-настоящему активно работающая спецслужба: 3 июля (по старому стилю) 1826 года Особая канцелярия Министерства внутренних дел была преобразована в Третье отделение Его Императорского Величества канцелярии. Руководителем новой службы стал генерал-адъютант Александр Бенкендорф, которому за десять дней до этого император доверил должность шефа жандармов с переподчинением ему же недавно созданного в стране Отдельного корпуса жандармов.

Так в России появилась первая настоящая служба госбезопасности, обладавшая всеми современными атрибутами такой структуры. В ее ведении находились такие вопросы, как «все распоряжения и известия по всем вообще случаям высшей Полиции; сведения о числе существующих в государстве разных сект и расколов; известия об открытиях по фальшивым ассигнациям, монетам, штемпелям, документам и пр., коих разыскание и дальнейшее производство остаются в зависимости министерств: финансов и внутренних дел; сведения подробные о всех людях, под надзором полиции состоящих, равно и все по сему предметы распоряжения; высылка и размещение людей подозрительных и вредных; заведывание наблюдательное и хозяйственное всех мест заключения, в коих заключаются государственные преступники; все постановления и распоряжения об иностранцах, в России проживающих, в пределы государства прибывающих и из оного выезжающих; ведомости о всех без исключения происшествиях; статистические сведения, до полиции относящиеся». Как видно, круг обязанностей Третьего отделения вкупе с Отдельным корпусом жандармов практически перекрывает и все те дела, которыми сегодня занимается Федеральная служба безопасности.

От Охранного отделения — к ВЧК

В таком виде Третье отделение, задумывавшееся как структура, которая не только оградит государство от внутренних опасностей, но и поможет ему освободиться от взяточников и казнокрадов — а такого рода преступников уже тогда относили к числу угроз государственной безопасности! — просуществовало до 1880 года. Увы, этих целей оно не достигло, и потому в царствование императора Александра III было переподчинено свежесозданной Верховной распорядительной комиссии по охранению государственного порядка и общественного спокойствия. Когда же через полгода прекратила существование и эта комиссия, Третье отделение было расформировано окончательно. На его месте возникло 3-е делопроизводство Департамента государственной полиции (позднее — просто полиции) МВД России.

Здание штаба Отдельного жандармского отделения, где после 1838 года помещалось Третье отделение, на набережной реки Фонтанки. Фото: wikipedia.org

Преемник Третьего отделения, сохранивший даже его номер, до 1898 года именовался «секретным делопроизводством Департамента полиции» и занимался политическим розыском (то есть надзором за политическими организациями и партиями и борьбой с ними, а также с массовым движением), а также руководил всей занятой в этом процессе внутренней и заграничной агентурой и ведал охраной императора и высших сановников. Собственно, основными инструментами Третьего делопроизводства как раз и были охранные отделения — та самая охранка.

Что интересно, сами охранные отделения возникли существенно раньше, чем структура, которой они в итоге и были подчинены. Первое подобное отделение появилось в Санкт-Петербурге в 1866 году после первого покушения на императора Александра II. Называлось оно Отделение для производства дел по охранению общественного порядка и спокойствия в Санкт-Петербурге. Вторым в ноябре 1880 года возникло Московское охранное отделение, а третьим — Варшавское.

В декабре 1907 года по всей России насчитывалось 27 охранных отделений — и это был пиковый показатель. После того как революционная активность 1905–1907 годов понемногу сошла на нет, а революционеры предпочли организовывать рабочий класс на борьбу из-за пределов страны (с тех пор это вообще стало традицией отечественной оппозиции — так и безопаснее, и, главное, комфортнее), их число вновь стало снижаться, и к 1917 году в России осталось всего три Охранных отделения: те самые Варшавское, Московское и Санкт-Петербургское. Местом дислокации последнего как раз и был тот самый дом 2 по улице Гороховой, где 20 декабря 1917 года поселилась первая советская спецслужба по обеспечению государственной безопасности — знаменитая ВЧК.

Хронология органов госбезопасности СССР и Российской Федерации

Феликс Дзержинский. Фото: logsoku.com

20 декабря 1917 года

Постановлением Совета Народных Комиссаров для борьбы с контрреволюцией и саботажем в Советской России образована Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК) по борьбе с контрреволюцией и саботажем при СНК РСФСР. Ее первым председателем был назначен Феликс Дзержинский.

6 февраля 1922 года

ВЦИК принял постановление об упразднении ВЧК и образовании Государственного политического управления (ГПУ) при НКВД РСФСР.

2 ноября 1923 года

Президиум ЦИК СССР создал Объединенное государственное политическое управление (ОГПУ) при СНК СССР.

10 июля 1934 года

В соответствии с постановлением ЦИК СССР органы государственной безопасности вошли в Народный комиссариат внутренних дел (НКВД) СССР под названием Главного управления государственной безопасности (ГУГБ).

3 февраля 1941 года

НКВД СССР разделен на два самостоятельных органа: НКВД СССР и Наркомат государственной безопасности (НКГБ) СССР.

20 июля 1941 года

НКГБ СССР и НКВД СССР вновь объединены в единый наркомат — НКВД СССР.

14 апреля 1943 года

Вновь образован Наркомат государственной безопасности СССР.

15 марта 1946 года

НКГБ преобразован в Министерство государственной безопасности.

5 марта 1953 года

Принято решение об объединении Министерства внутренних дел и Министерства государственной безопасности в единое МВД СССР.

13 марта 1954 года

Создан Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР.

6 мая 1991 года

Председатель Верховного Совета РСФСР Борис Ельцин и председатель КГБ СССР Владимир Крючков подписали протокол об образовании в соответствии с решением Съезда народных депутатов России Комитета государственной безопасности РСФСР.

26 ноября 1991 года

Первый президент России Борис Ельцин подписал указ о преобразовании КГБ РСФСР в Агентство федеральной безопасности РСФСР.

3 декабря 1991 года

Президент СССР Михаил Горбачев подписал закон «О реорганизации органов государственной безопасности». На основании этого закона КГБ СССР упразднялся, а на его основе на переходный период создавались Межреспубликанская служба безопасности (МСБ) и Центральная служба разведки СССР (в настоящее время — Служба внешней разведки РФ).

24 января 1992 года

Борис Ельцин подписал указ об образовании Министерства безопасности Российской Федерации на базе упраздняемых АФБ РСФСР и МСБ.

21 декабря 1993 года

Борис Ельцин подписал указ об упразднении МБ РФ и о создании Федеральной службы контрразведки (ФСК) Российской Федерации.

3 апреля 1995 года

Борис Ельцин подписал Закон «Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации», на основании которого ФСБ является правопреемником ФСК.

Источник: официальный сайт ФСБ Российской Федерации

Читайте также: «Русская школа охраны» — история охраны первых лиц государства.

Далее в рубрике Ярослав Глазунов: Время выплывать!Эксперт  по вопросам формирования советов директоров, рекрутименту CEO и планированию преемственности представил свою новую книгу для управленцев

rusplt.ru

100 лет — от ВЧК до ФСБ: вчера, сегодня и завтра органов безопасности — Информационно-аналитический Центр (ИАЦ)

В этом году в Российской Федерации в очередной, уже 23-й раз, в соответствии с указом Президента РФ №1280 от 20 декабря 1995 года «Об установлении Дня работника органов безопасности Российской Федерации», отмечается этот профессиональный праздник. Вроде бы достаточно рядовое событие, если не принимать во внимание, что дата 20 декабря для проведения этого праздника была выбрана далеко не случайно и что именно в этот день, в 1917 году 7 (20) декабря (то есть ровно сто лет назад) Советом Народных Комиссаров было принято Постановление о создании Всероссийской Чрезвычайной Комиссии при Совете Народных Комиссаров по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК).

Столетний юбилей образования ВЧК и сам факт чествования работников современных российских спецслужб в этот день:

«Сегодня мы чествуем тех, кто стоит на страже национальных интересов Российской Федерации, защищает её суверенитет и территориальную целостность, конституционный строй и безопасность наших граждан» (из выступления Владимира Путина 20 декабря 2014 года на торжественном вечере, посвящённом Дню работника органов государственной безопасности)

– объективное основание для того, чтобы обратиться к истории органов безопасности и рассмотреть их место и роль в сегодняшней России.

При этом оставим за скобками совсем уж идиотские – простите за резкое слово, но другое определение вот такие «разглагольствования», как приводимый «опус», просто не заслуживают:

«ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ-ФСБ — самая отмороженная преступная экстремистская террористическая организация, которую знал мир за всю историю своего существования — и которая захватила власть в нашей стране ровно 100 лет назад, и нелегально удерживает её до сих пор. И терроризирует Россию и весь мир уже (сегодня) второе столетие (!). В общей сложности ВКП (б), КПСС и Единая Россия, вместе со своими специально созданными преступными органами силового подавления ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ-ФСБ, за годы своей преступной власти уничтожили 60 миллионов человек (некоторые историки и учёные полагают, что даже больше) (https://www.obozrevatel.com/abroad/neudivitelno-chto-putin-i-ego-opg-zamalchivayut-100-letie-bolshevistskogo-perevorota.htm)».

Попытаемся конструктивно, «без разрывания рубах на груди, пафоса и елея» рассмотреть, в том числе и с исторической точки зрения, деятельность органов безопасности страны (в настоящее время к органам государственной безопасности или спецслужбам принято относить, прежде всего, ФСБ, а также СВР и ФСО), без которых — а это аксиома — невозможно существование государства, как такового в принципе.

Кратко об истории советских органов госбезопасности

http://kkontora.ru/

История советских и российских органов госбезопасности новейшего времени, как и любая объективная история любого государственного образования, а уж тем более из числа государственных структур силового блока власти, неоднозначна. Безусловно, она содержит немало славных деяний во славу державы, но и негативных моментов в ней хватает. При этом надо иметь ввиду, что именно к этой стороне деятельности и, в первую очередь, участию советских спецслужб в проведении в государстве репрессий, в ущерб освещению других аспектов работы органов безопасности, относится абсолютное большинство материалов по истории органов государственной безопасности, «гуляющее по просторам интернета и «независимой» прессы.

Со своей стороны попытаемся архикратко, учитывая формат материала, рассказать об основных периодах деятельности советских органов государственной безопасности.

Итак, 7 (20) декабря 1917 года СНК решил:

«Назвать комиссию — Всероссийская Чрезвычайная Комиссия при Совете Народных Комиссаров по борьбе с контрреволюцией и саботажем и утвердить её задачи:

1) Преследовать и ликвидировать все контрреволюционные и саботажные попытки и действия по всей России, со стороны кого бы они не исходили;

2) Предание суду Рев. Трибунала всех саботажников и контрреволюционеров и выработать меры борьбы с ними.

3) Комиссия ведёт только предварительные расследования, поскольку это нужно для пресечения. Комиссия разделяется на отделы — информационный, организационный отдел (для организации борьбы с контрреволюцией по всей России) и филиальный отдел.

4) Комиссии обратить в первую голову внимание на печать, саботажников и стачечников. Меры: конфискация, выдворение, лишение карточек, опубликование списков врагов народа и т.д.»

И надо сказать, что ВЧК, подчеркнём: вновь созданная структура, к тому же действовавшая всего-то 4 (но каких!) года, да ещё и в условиях противоборства с крупнейшими и опытнейшими иностранными разведывательными и антисоветскими центрами, поставленные задачи выполнила. Были выявлены и ликвидированы крупные подпольные организации («Союз защиты Родины и Свободы», «Всероссийский национальный центр» и куча других) и заговоры иностранных разведывательных и специализированных служб («Заговор послов»). При этом одним из методов защиты советской власти стали и репрессивные меры, к которым привела жестокая логика гражданской войны. Если при создании ВЧК предусматривалось, что Комиссия дела в отношении

«всех выявленных саботажников и контрреволюционеров предаёт суду Рев. Трибунала, ведёт только предварительные расследования, поскольку это нужно для пресечения»,

а в качестве мер пресечения использует

«конфискацию, выдворение, лишение карточек, опубликование списков врагов народа»,

то уже с 21 февраля 1918 года — согласно Декрету СНК РСФСР «Социалистическое Отечество в опасности!» на ВЧК возлагается обязанность

«расстрела на месте преступления неприятельских агентов, спекулянтов, громил, хулиганов, контрреволюционных агитаторов, германских шпионов».

С 5 сентября 1918 года в соответствии с Постановлением СНК РСФСР «О красном терроре» в целях «обеспечения безопасности Советской Республики» на ВЧК возлагается обязанность

«расстрела всех лиц, прикосновенных к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам».

6 февраля 1922 года ВЦИК РСФСР, в связи с изменением политической обстановки (окончание гражданской войны, переход к новой экономической политике) принял постановление об упразднении ВЧК и образовании ГПУ — Государственного политического управления. ГПУ (с 15 ноября 1923 года после образования СССР Объединённое государственное политическое управление (ОГПУ) просуществовало до 1934 года. Объективности ради отметим, что именно работниками ГПУ были проведены такие блестящие операции по обеспечению безопасности государства, как «Трест» и «Синдикат». Но не будем и забывать, что в этот же период деятельности органов государственной безопасности на основании данных ОГПУ был организован «Шахтинский процесс» по делам о вредительстве в промышленности, все обвиняемые по которому в 2000 году Генеральной прокуратурой РФ были реабилитированы за отсутствием состава преступления.

В 1934 году ОГПУ СССР было преобразовано в Главное управление государственной безопасности (ГУГБ) НКВД СССР и вошло в состав общесоюзного Народного комиссариата внутренних дел СССР. Этот период до 1941 года общепринято характеризовать как проведение органами госбезопасности исключительно репрессивных мер и не более того. Действительно, в определённой мере это соответствует истине (наше понимание этого периода см. в статье «Правда о репрессиях 1937 года» http://inance.ru/2017/08/massovye-repressii/). Но причины такого задействования в этот период органов, заключавшиеся в высочайшем уровне внешнего противостояния и внутренних конфликтов, вылились не только в репрессии, но и в активизацию агентурно-оперативной работы за пределами страны. Созданные в эти годы разведывательные позиции (резидентура «Рамзай», «Красная капелла», «Кэмбриджская пятёрка» и др.) сыграли не последнюю роль в решении государственных задач в столь непростые сороковые годы прошедшего столетия.

К тому же надо иметь ввиду, что в ходе проверки объективности применения мер репрессий, проведённой согласно приказу наркома внутренних дел Л.П. Берия от 25 ноября 1938 года, за два года из органов госбезопасности было уволено более 70% (!) следователей и агентуристов, допустивших нарушения социалистической законности при проведении репрессий. Из них примерно четыре тысячи человек в 1938 — 1941 годах были осуждены, при этом почти половина из них — к высшей мере наказания.

Значимость вклада органов и войск НКВД в общую победу советского народа в Великой Отечественной войны (см., в том числе и нашу статью «СМЕРШ — без лжи и мифов» http://inance.ru/2017/07/smersh/) признают, пусть и с оговорками, даже «записные» их критики. Гораздо более необъективно освещается период деятельности Министерства государственной безопасности в послевоенный период (1945 — 1953 годы), однобоко концентрируя внимание только на линии борьбы с «антисоветскими элементами». Здесь и «Ленинградское дело», и массовые выселения в ссылку и на поселение бывших националистов, белоэмигрантов и участников других антисоветских организаций, семей националистов и кулаков из прибалтийских республик, Западной Украины, Беларуси и Молдавии. «Забывая» при этом, что в эти годы органами МГБ было обезврежено более ста только агентов-нелегалов иностранных разведок, выявлено 6 290 агентов германских разведывательных и контрразведывательных органов. Особенно жестокий характер носила борьба с националистическим подпольем и его незаконными вооружёнными формированиями в западных регионах страны. Всего за период 1946 — 1953 годов органами, внутренними войсками и войсками МГБ СССР было проведено около 55 тысяч оперативно-войсковых мероприятий, в результате которых общие потери подполья составили примерно 230 тысяч человек, в том числе более 50 тысяч убитыми, было арестовано около 80 тысяч участников националистического подполья и его вооружённых формирований.

13 марта 1954 года создан Комитет государственной безопасности (КГБ) при Совете Министров СССР (с 5 июля 1978 года — КГБ СССР), просуществовавший до 1991 года. И вновь «гуляющая» по Интернету и страницам «жёлтых», и, увы! не только «жёлтых», но и вполне качественных изданий информация создаёт впечатление, что единственной задачей КГБ являлась «борьба с инакомыслием», хотя на самом деле противодействие специальными методами спецслужб националистическим и антисоветским проявлениями было далеко не главной задачей в деятельности КГБ. Как-то «за скобками» остаётся деятельность Комитета в области внешней разведки (а одна вербовка в первой половине 1980-х сотрудника советского и восточно-европейского отделения ЦРУ О. Эймса чего-то стоит), контрразведки (вспомним дело Пеньковского и захват с поличным 15 июля 1977 года при закладке тайника вице-консула посольства США Марты Петерсон), не говоря уже об успешном решении задач проведения оперативно-розыскной деятельности. Так, только в 1967 году органами КГБ привлечено к уголовной ответственности 738 человек, из них 263 человека за особо опасные и 475 — за иные государственные преступления, в том числе один иностранец и один советский гражданин за шпионаж, 3 человека, совершивших диверсии, 34 человека по обвинению в измене Родине, 96 человек — в антисоветской агитации и пропаганде, 100 человек — в хищениях государственного и общественного имущества в крупных размерах и взяточничестве, 148 человек — в контрабанде и нарушении правил о валютных операциях.

При этом будем объективны, обвинение КГБ в том, что он «не удержал СССР от распада», далеко не правомерны, так как спецслужбы не являются самостоятельной политической структурой. К тому же следует учитывать, что «низовые» оперативные работники девяностых годов, знакомые с реальным положением дел в стране, понимали негативную тенденцию. Но на самом верхнем, крайне идеологизированном уровне органов госбезопасности, готовились только те сведения и принимали только те решения, которые соответствовали идеологическим догмам. Высшие руководители спецслужб превратились, по сути дела, в чиновников, которые сохраняли свои места благодаря тому, что не волновали государственное и партийное руководство неприятной информацией, шедшей вразрез с линией партии. Докладывалось не то, что есть на самом деле, а то, что соответствовало идеологическим потребностям. Система управления без отрицательной обратной информации и пошла вразнос. Так высшее руководство КГБ неосознанно по сути помогало диссидентам. Но есть информация о вполне осознанном выращивании оных (подробно см. статью «Кем был Юрий Владимирович Андропов?» http://inance.ru/2015/06/andropov/).

«Кем был Юрий Владимирович Андропов?» http://inance.ru/2015/06/andropov/

И уж совсем у КГБ не было шансов как-то повлиять на ситуацию в августе 1991 года, так как к этому времени структура уже была развалена изнутри. Решения не принимались или были неадекватными, по сути оперативные сотрудники были предоставлены сами себе. Руководители среднего звена заняли выжидательную позицию, а раз наверху никто ничего не стал делать, то и внизу никаких шагов не было предпринято. Таким образом, органы госбезопасности были деморализованы и в 1991 году не могли сделать ничего.

А самое главное — сотрудники КГБ, даже если бы и хотели, то не смогли бы сохранить Советский Союз, так как не обладали соответствующей методологической подготовкой. Кроме того, в составе спецслужб изначально — от момента их создания после 1917 года — были носители разного рода эзотерических субкультур, которые представляли собой периферию разного рода эзотерических групп, созданных для манипулирования органами. Такого рода деятельность выразилась в том, что КГБ деятельно подавлял прокоммунистическую оппозицию псевдокоммунистической диктатуре бюрократов («Новочеркасский расстрел» — одно из наиболее ярких событий такого рода) и взращивал либерально-буржуазную оппозицию (Солженицын и другие активисты перестройки и реформ 1990‑х), которая и пришла к власти в результате «Перестройки». Общий диагноз: КГБ СССР не хватило времени для того, чтобы Комитет государственной безопасности выработал в себе жреческую властность, позволяющую осуществлять суверенитет СССР во всей полноте, который раскрывается через власть над первыми пунктами полной функции управления (об этом — чуть ниже).

День сегодняшний

http://kkontora.ru/

15 декабря 2017 года Федеральной службой безопасности Российской Федерации в результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий в г. Санкт-Петербурге выявлена и пресечена противоправная деятельность законспирированной ячейки сторонников МТО «ИГ», планировавшей совершить 16 декабря 2017 года резонансные террористические акты путём самоподрыва террориста-смертника в одном из культовых учреждений города, а также убийства граждан и подрывы СВУ в местах массового нахождения людей. В результате проведенной в г. Санкт-Петербурге спецоперации задержаны 7 членов ячейки. У них изъято значительное количество взрывчатых веществ, компоненты самодельных взрывных устройств, автоматическое оружие, боеприпасы, экстремистская литература. Ликвидирована лаборатория по изготовлению взрывных устройств.

https://img.rg.ru/video/content/0/38/18/Predotvrashchenie_terrakta.mp4

17 декабря 2017 года в ходе контртеррористической операции в Дагестане нейтрализованы трое бандитов. Ликвидированные главарь банды и два боевика были причастны к преступлениям террористической направленности. На счету банды убийства восьми человек, а также нападение на автоколонну одного из подразделений МВД России. На месте обнаружено огнестрельное оружие, боеприпасы и гранаты. Пострадавших среди гражданского населения и потерь среди личного состава сил правопорядка нет.

Напомним, что сегодняшний основной орган безопасности страны — Федеральная служба безопасности Российской Федерации (ФСБ России) — федеральный орган исполнительной власти Российской Федерации, спецслужба, существует с 12 апреля 1995 года с момента вступления в силу Федерального закона «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» и осуществляет свою деятельность по следующим основным направлениям:

  • контрразведывательная деятельность;
  • борьба с терроризмом;
  • борьба с особо опасными формами преступности;
  • разведывательная деятельность;
  • пограничная деятельность;
  • обеспечение информационной безопасности;
  • борьба с коррупцией.

С учётом внешне- и внутриполитической ситуации в мире и стране ФСБ сегодня основные усилия сосредоточивает на борьбе с терроризмом (см. прилагаемое видео), коррупцией («Дело Улюкаева») и на обеспечении информационной безопасности (речь идёт о роли органов безопасности в информационной гибридной войне, развязанной антироссийскими силами, которой мы, с учётом сложности и важности темы, посвятим в ближайшее время отдельную статью), хотя и про контрразведку не забывает (хрестоматийный пример — задержание в 2013 году третьего секретаря политического отдела посольства США Райана Фогла при попытке вербовки одного из сотрудников спецслужб России, у которого были изъяты специальные технические средства, лист с инструкциями для вербовки и 100 000 евро. Или вот свежий пример: 6 декабря 2017 года Лефортовский районный суд Москвы арестовал гражданина Норвегии Фруде Берга, которому предъявлено обвинение в шпионаже. Берг был задержан ФСБ при получении документов, содержащих секретные сведения о российском ВМФ, которые ему передавал гражданин России Алексей Житнюк, также арестованный в декабре 2017 года по обвинению в государственной измене).

Говоря о сегодняшнем состоянии ФСБ, предоставим слово специалисту, бывшему в 1998 — 1999 году Директором спецслужбы, а ныне Президенту России Владимиру Владимировичу Путину:

«Обстановка в мире далека от стабильной: растёт число угроз и рисков, игнорируются нормы международного права. В ход идут все средства: и шантаж, и провокации, и экономическое, и информационное давление, ставка на радикальные элементы, националистические группировки; попытки дестабилизировать внутреннюю ситуацию, и тем самым поставить под полный контроль целые страны…В этой связи ещё раз отмечу важность жёсткой и бескомпромиссной борьбы с терроризмом и экстремизмом…Предельная собранность и мобилизованность требуется от контрразведывательных подразделений… Самое серьёзное внимание следует уделить охране государственных рубежей, обеспечению устойчивой работы органов государственного управления, защите экономических интересов России».

Вместо заключения: Что день грядущей ФСБ готовит?

https://sortavalafm.ru/

Наверное, столетний юбилей — это тот самый случай, когда стоит задуматься о перспективах российских органов безопасности.

Органы госбезопасности были всегда неоднородны. В них, как и в других структурах, всегда были представители разных кланов (по семейному признаку), орденов (по признаку владения одинаковой информацией), разных групп влияния и сил. Служили и служат в этих структурах люди, так или иначе изначально воспитанные в нашем обществе и лишь впоследствии запрограммированные системой. Во времена СССР было ограничение: выходцев «из торгашей» не брать, а сейчас — всё наоборот.

Посему, итоги деятельности органов госбезопасности необходимо подводить в разрезе состояния всего общества и системы в целом…

И мы видим два варианта, находящихся по разные стороны спектра:

1 либо ФСБ, как социальная группа, овладеет Полной функцией управления (понятие и основа Достаточно общей теории управления), которая включает в себя следующую последовательность преемственных этапов:

  1. выявление факторов, вызывающих дискомфорт, являющийся стимулом к организации управления,
  2. формирование навыка распознавания этого фактора на будущее,
  3. целеполагание в отношении этих факторов,
  4. выработка концепции достижения намеченных целей, интеграция частной концепции в отношении намеченных целей в генеральную концепцию, в соответствии с которой уже некоторым образом осуществляется управление и которая вбирает в себя все прочие частные концепции,
  5. внедрение частной концепции в жизнь и правление в соответствии с нею в русле генеральной концепции,
  6. наблюдение за течением процесса и коррекция правления и концепции, что в ряде случае предполагает и смену генеральной концепции,
  7. высвобождение ресурсов, занятых в управлении по частной концепции, при достижении намеченных целей, либо возврат к п. 1 в случае, если намеченные цели управления не достигнуты

А освоив управление по полной функции, будут осмысленно (то есть концептуально определённо) избирать средства управления общественными процессами и среди них чаще применять средства высших: первого и второго приоритетов (обобщённые средства управления см. http://zakonvremeni.ru/publications/23-outlook/2064-six-priority-of-rule.html);

  1. Мировоззренчески-методологический —информация мировоззренческого характера, методология, осваивая которую, люди строят — индивидуально и общественно — свои «стандартные автоматизмы» распознавания и осмысления частных процессов в полноте и целостности мироздания и определяют в своём восприятии иерархическую упорядоченность их во взаимной вложенности. Она является основой культуры мышления и полноты управленческой деятельности, включая и внутри-общественное полновластие.
  2. Хронологически-алгоритмический — информация летописного, хронологического, характера всех отраслей Культуры и всех отраслей Знания. Она позволяет видеть направленность течения процессов и соотносить друг с другом частные отрасли Культуры в целом и отрасли Знания. При владении сообразным Мирозданию мировоззрением, на основе чувства меры, она позволяет выделить частные процессы, воспринимая «хаотичный» поток фактов и явлений в мировоззренческое «сито» — субъективную человеческую меру распознавания, то есть позволяет выявлять алгоритмику текущих процессов в культуре (в настоящем контексте под культурой понимается вся информация, в преемственности поколений не передаваемая генетически).

2 либо основной орган безопасности России будет «в тёмную» использован определёнными силами на Западе, которые тупо заинтересованы в окончательном решении «Русского вопроса», чему методологическая нищета и управленческая безграмотность сотрудников, помноженная на коммерческие интересы некоторой части из них, — не помеха. Именно на этом уровне шло противостояние российской и американской спецслужб в нашумевшем сериале «Спящие». В нём представлено сражение двух хищников, которые даже идеологически ничем друг от друга не отличаются: и с той, и с другой стороны — патриоты своих государств, разве что выборка методов ведения сражения показана у «плохишей» американцев соответствующая статусу «плохишей» по сюжету. Мы всё равно посоветуем посмотреть этот сериал, поскольку ничего другого по этой теме сегодня не выходит:

А ведь могли бы вывести противостояние на другой — методологический, философский уровень, как это, походя, сделал «бывший» сотрудник и глава ФСБ Владимир Владимирович Путин в интервью телеканалу Russia Today (одно из немногих интервью, данных им без подготовки, а потому — более открытых):

Незадолго до своей кончины тяжело больной Юрий Владимирович Андропов написал свои последние стихи:

«Да, все мы смертны, хоть не по нутру Мне эта истина – страшней которой нету, Что в час положенный и я, как все, умру, И память обо мне сотрет седая Лета. Мы бренны в этом мире, под луной, Жизнь только миг, небытие — навеки. Кружится во Вселенной шар земной, Живут и исчезают Человеки. Но сущее, рождённое во мгле, Неистребимо на пути к рассвету. Иные поколенья на Земле

Несут всё дальше жизни эстафету».

inance.ru


Смотрите также