Легранова виктория специалист по вопросам международной безопасности


Экс-сотрудница НАТО: Реальные угрозы России начнутся после учений Генштаба

Экс-сотрудница НАТО Виктория Легранова прокомменитровала заявление сенатора Совфеда о «глобальном ударе» по России.

Sobesednik.ru ранее писал о том, что сенатор Франц Клинцевич заявил о подготовке плацдарма НАТО для «глобального удара» по России.

Экс-сотрудница НАТО, бывшая служащая американской армии, эксперт в области международной безопасности, военный аналитик Виктория Легранова сказала Sobesednik.ru, что такое заявление может быть направлено «на внутреннего и внешнего пользователя», но не исключила опасности со стороны НАТО:

— Вполне реальны опасения в отношении [Североатлантического] альянса, потому что альянс занимает в информационно-политической сфере достаточно агрессивную позицию. Тем не менее, если мы посмотрим на ситуацию с практической точки зрения и сравним, например, формат тех учений, которые проводил альянс в Европе в период Варшавского договора, и сегодня, то это земля и небо, — уверена Легранова. — Если раньше задействовались тысячи танков, сотни кораблей и самолетов, десятки тысяч солдат только на отработке моделей ведения боевых действий против СССР, то сегодня переброшенный батальон или рота, где половина из Национальной гвардии США или там из каких-то полугражданских подразделений, работающих в информационной среде, воспринимается в России как начало войны».

Эксперт отметила, что такая реакция России понятна: «России необходимо риторику сохранять жесткую, потому что это в интересах ее безопасности».

По мнению Леграновой, действия НАТО идут «в русле военной-информационной политики США». Она также подчеркнула, что Запад будет пытаться использовать информационно агрессивную политику для того, чтобы «изменить расклад в Европе и затащить в альянс те страны, которых в нем еще нет». Эксперт полагает, что таким образом в военно-стратегическом аспекте НАТО попытается «перекрыть два района в России, где базируются ядерные силы»: Калининград и Мурманск.

Виктория Легранова / стоп-кадр / Youtube

Легранова считает, что размещение военных баз в Европе связано с «элитками», пришедшими к власти в некоторых постсоветских странах:

— Коррумпированные и меркантильные граждане, которые узурпировали власть в странах Балтии на риторике антироссийской, почему-то думают, что размещение военных баз на этих территориях обеспечит им постоянное господство в этих странах. Я сомневаюсь, что это в интересах странах Восточной Европы — та же Литва 70% ВВП потеряла из-за собственной антироссийской политики властей и будет терять дальше. Но, к сожалению, эти силы пока сильны. Население ничего с этим поделать не может.

По мнению экс-сотрудницы НАТО, 60–70% тех, кто находится на этих базах НАТО, — это «либо Национальная гвардия [США], либо подразделения информационных операций, психологических операций, которые больше направлены не на Россию, а на воздействие на население этих государств». Легранова также отмечает, что угрозу такие базы представляют больше не для России, а для тех стран, которые ее окружают: «В очередной раз могут использовать Украину, Белоруссию или другие страны Восточной Европы в качестве разменной карты, развязать там нестабильность».

При этом она отмечает, что реальных угроз со стороны НАТО пока опасаться не стоит:

— Угрозы со стороны [Североатлантического] альянса можно будет опасаться альянса тогда, когда российский Генеральный штаб начнет отрабатывать модели — не гипотетические, а реальные — на основе действий стран альянса по отработке ударов или конкретных ударов, — считает Легранова. — На данном этапе Генштаб не проводит таких учений, соответственно, реальность немного расходится с риторикой политиков и политологов.

Эксперт уверена, что изменить ситуацию помог бы диалог с Западом и возвращение к формату военного контроля, который был в период «холодной войны», когда Россия контролировала военные силы Запада и наоборот: «Это обеспечивало определенный паритет и определенную стабильность», — считает Легранова. На данный же момент, отмечает она, страны Балтии выбрали эффект «черной дыры»: «Вы можете контролировать Германию, сколько сил там, но вы не можете контролировать страны Балтии, — объясняет Легранова. — Это опасно для России с точки зрения того, что нестабильность реальна».

«Но если говорить о том, какие действия НАТО предпринимает сейчас, то, на мой взгляд, Россия занимает в этом контексте третье-пятое место — они свои интересы преследуют, им нужны военные бюджеты, риторика», — добавляет эксперт. По ее мнению, жесткие высказывания НАТО позволяет себе из-за «договороспособной и мягкой российской власти»:

— В реальности я не вижу, чтобы были какие-то угрожающие российской безопасности действия. Очень часто российские СМИ и политологи накручивают и перевирают, — считает Легранова. — Политические и информационные маргиналы, которые повылезали наверх как на Западе, так и в России, они ни к чему хорошему не приведут. Что касается заявления Совета Федерации — я была бы рада, если бы [со стороны Совфеда] более жесткая риторика была бы в экономической среде, или направлена против политики ЦБ или финансово-экономической политики в РФ. Но, к сожалению, этого не происходит, — заключила Легранова.

sobesednik.ru

Украинской армией управляет Пентагон

12 июня 2015

НАТО высказывает желание вести диалог с Россией. Однако это не мешает ему вести политику усиления позиций на территории стран-участниц. Своим взглядом на роль НАТО в современном мире делится с корреспондентом «МН» Виктория Легранова, специалист по международной безопасности.

Виктория ЛЕГРАНОВА

Бывшая служащая американской армии, имела прямое отношение к югославскому конфликту. Сотрудник в трибунале ООН по бывшей Югославии. Служила на территории Боснии и Герцеговины. Работала в Косове, Черногории и других регионах Балканского полуострова. Служила на американской базе «Бонстил» в Германии.

- Я работала с американцами, которые принимают решения. Это высокоразвитые интеллектуально люди, которые могут говорить про маршала Жукова, которые знают его историю, знают порядок и ход Великой Отечественной вой­ны, владеют многими языками, имеют свое мнение. Поэтому я никогда не поверю, что те действия, которые предпринимаются Западом на Украине, делаются по недомыслию. У них есть система. Они должны получить результат. Для этого им необходимо предпринять определенный комплекс мер, и не важно, какие будут последствия: гуманитарная катастрофа, человеческие потери и т.д. Если сравнить аналитику российскую, которая, как правило, обращается к прошлому (Вторая мировая, фашизм не фашизм), натовские, американские аналитики постоянно говорят о будущем, они пытаются смоделировать такие ситуации, которые будут в будущем, и поэтому на шаг впереди, они всегда наступают.

- Прощают ли они России Крым?

- Что значит простить? Никогда этого не будет. С течением времени интерес к этой ситуации будет угасать, если не случится какой-то серьезной провокации.

- А какие провокации вы имеете в виду?

- Провокации со стороны радикальных элементов, которые финансировались на каком-то этапе, допустим, американцами. Некоторые проукраинские военные аналитики ругают сейчас позиционную войну: они считают, что необходимо развивать войска быстрого реагирования как на Западе, в НАТО, которые бы могли заниматься диверсионной деятельностью. Кто может гарантировать, что завтра боевики «Правого сектора» или какие-то батальоны не пройдут эту подготовку.

- Совсем недавно страны Прибалтики изъявили желание, чтобы войска НАТО остались у них на постоянной основе. Зачем?

- Во-первых, позиция стран Балтии сегодня - это, как правило, позиция США. Во-вторых, местные элиты создавались не без участия США. Что ждет от баз американских, от баз НАТО руководство этих стран? Первое - защиты своего политического положения в этом деле, потому что там есть противоречия, связанные с Евросоюзом. И они пытаются под это дело получить деньги, у них перед глазами Польша, которой сулят миллиарды для поддержания баз системы ПРО, и т.д. И они думают, что они на этом заработают. Но дело в том, что американцы тоже не хотят за всех платить.

- Насколько НАТО зависит от мнения Обамы?

- Сегодня американцы очень активно трансформируют НАТО, пытаются активно влиять и на другие международные организации, в том числе ООН. Высказывание Обамы о том, что необходимо уходить от консенсусного принятия решений как в отношении НАТО, так и в отношении, например, Совбеза ООН, - это реальность. Сейчас за нападением на одну страну - участницу НАТО автоматически следует объявление войны со стороны всего альянса и защита этой страны. Решение же принимают коалиционно, и в случае если хотя бы одна из стран-участниц против, то решение ветируется. Американцы же считают, что необходимо ввести инструмент большинства голосов, тем более это большинство у них достигнуто посредством новых членов НАТО. Американцы пытаются получить право влиять на систему принятия решения в альянсе. И еще один нюанс. На мой взгляд, американцам нужен новый продукт, который можно продавать. В рамках НАТО те западные страны, которые вносят 2% ВВП, являются потребителями безопасности. Они платят за развитие своих вооруженных сил, которые интегрированы в альянсе. Но в рамках НАТО появляются новые члены, которые не могут платить такие деньги, поэтому они должны стать поставщиками этой безопасности. Грубо говоря, именно они должны гибнуть и воевать в Афганистане, именно их солдаты должны идти на передовую в Ираке, и, если жертвы американской армии в рамках коалиционных сил, например в Афганистане, не являются секретными, то, например, данные по военнослужащим Венгрии, Болгарии, Польши, Латвии, Литвы засекречиваются.

- Как вы оцениваете шансы Украины на вступление в НАТО?

- Украина не вступит в НАТО в ближайшие 30 лет. Она может вступить в НАТО, если ситуация успокоится, если этот альянс, если Америка выстроят нормальные дипломатические, торгово-экономические, военно-политические отношения с Россией. Когда будет, если представить себе гипотетически, спокойный мир, в котором есть взаимоуважение. Кстати, это не исключено.

- Насколько альянс утратил авторитет в глазах Запада?

- Альянс получил новую жизнь. Посредством альянса американцы держат в загоне страны ЕС в области безопасности и обороны. Посредством альянса увеличиваются военные бюджеты, те угрозы, о которых они говорят, этому способствуют, они считают, что Россия представляет угрозу, они под это дело выбивают средства, тратят их на новые виды вооружения. Альянс предпринимает активные усилия в области учений, подготовки и взаимодействия войск, допустим, на севере. В акватории Северного моря проводятся учения. В странах Балтии, в странах Восточной Европы, на Украине, создается центр взаимодействия с Грузией.

- Грузия может похоронить мечту о вступлении в НАТО?

- А зачем создавать ситуацию, принимая стран-участниц, у которых есть приграничные конфликты, противоречия с Россией, если в этих государствах и так полностью американцами управляемые элиты! Поэтому им невыгодно заводить ситуацию совсем в критическую фазу. Я думаю, никто не захочет.

- Генеральный секретарь НАТО Столтенберг опроверг заявление Путина, что основа украинской армии - «иностранный натовский легион». Кто прав?

- Путин прав. Армия - это не отдельно взятый солдат и не повар. Это прежде всего командование. Кто командует украинской армией? На уровне оперативного управления, на уровне генштаба сейчас это некое такое гибридное формирование; там и СБУ участвует, поставки вооружения, подготовка военнослужащих. Это кадровые военные, генералы, офицеры американских армий, британской и других натовских стран. Есть и наемники, которые давным-давно, с начала 2000-х, являются важным фактором внешней политики некоторых государств. Наемники - это часть внешней политики США. Там, где они не могут официально применить армию, применяют наемников. И более того. Если взять их бухгалтерию, они все получают от Госдепа США и только 7-8% сделок с коммерческими организациями по охране месторождений, по охране собственности. Они не имеют права за пределами США вести те или иные действия без указаний. Все делается по указанию. А при этом официально никто ничего предъявить не может. Это коммерческие структуры, которые официально не имеют отношения к ВС или к службе безопасности государства. Поэтому наш президент прав.

- Есть информация о том, много ли американских генералов работали на Украине во время военных действий?

- Рэнди Аллен - наиболее активная личность, на территории Украины консультировал и СБУ, и ВС, его задача была добиться оперативной совместимости группировки АТО, научить боевому управлению во время конфликта. Еще одно имя - генерал Бен Хеджес. Был направлен на территорию Украины, чтобы создать систему тренингов и подготовки нацгвардии.

- На пресс-конференции в Волгограде министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что НАТО хочет возоб­новить сотрудничество с Россией. Действительно ли НАТО подает сигналы?

- Россия сотрудничала с альянсом с начала 90-х годов достаточно в нейтральных сферах: химическое оружие, работа по разминированию, военная медицина, борьба с наркотиками. Пик пришелся на создание Совета Россия - НАТО. Россия участвовала в принятии решений по некоторым вопросам в рамках альянса. В апреле 2014 года НАТО прерывало любой контакт с Россией. Произошло разрушение определяющих отношений по системе безопасности в Европе и мире. США вышли из Договора по ПРО ради испытания новых ракет системы ПРО (у них появилась задача уничтожать баллистические ракеты в точке взлета). Все это повлекло пересмотр точки зрения российского руководства в отношении сотрудничества с альянсом. Сегодня Россия не изолируется, ищет контактов. Основное - создать систему взаимодействия в области безопасности.

- Виктория, есть у вас кредо, по которому вы строите будущее, настоящее.

- Справедливость и развитие. В какой-то момент у меня поменялось отношение к международной политике. Однажды я вспомнила свой опыт в среде американцев, в горячих точках, вспомнила, с чем сражалась моя наставница-руководитель, канадка (не буду называть ее имени). Она работала в ООН, прекрасно водила машину, пыталась решать вопросы беженцев, сражалась за правду, за то, чтобы не было никакой несправедливости и подрывной работы «цивилизованного общества» в тех странах, которые этому сообществу не нравятся. Ее не любили за это дело, она многим мешала, пыталась бороться с работорговлей. Ее поведение повлияло. Я увидела, что есть такие ооновцы, которые до последнего борются за справедливость.

Беседовала Елена Половцева

Фото Константина Самохина

Подписывайтесь на наш канал в Telegram! Чтобы подписаться на канал «Мир Новостей» в Telegram, достаточно пройти по ссылке https://t.me/mirnov с любого устройства, на котором установлен мессенджер, и присоединиться при помощи кнопки Join внизу экрана.

Оставайтесь с нами. Подпишитесь на канал в Яндекс.Новости и получайте актуальные и проверенные новости.

mirnov.ru

Легранова: НАТО – это маргинальный реликт «холодной войны»

Nation-news.ru связались со специалистом по международной безопасности Викторией Леграновой по проблеме расширения НАТО в Восточной Европе.

НАТО готовит глобальный удар по России, заявил первый зампредседателя комитета Совфеда по обороне и безопасности Франц Клинцевич. По словам сенатора, размещая свои войска на территориях бывшего СССР, Альянс прокладывает себе путь для нападения на Россию.

Nation-news.ru связались со специалистом по международной безопасности Викторией Леграновой по вопросу текущих взаимоотношений России и НАТО и проблеме расширения Альянса в Восточной Европе. В беседе с Nation-news.ru Виктория Легранова прокомментировала заявление Клинцевича о «глобальном ударе» НАТО по России, разъяснила проблемы агрессивной политики стран Североатлантического альянса и прояснила тонкости размещения баз военно-политического блока в странах Восточной Европы.

 «Такая угрожающая риторика в основном присуща информационной среде. Если мы возьмем деятельность непосредственно вооруженных сил, стратегических командований, объединенных ВС НАТО в Европе, национальных контингентов и ВС стран, проанализируем и сравним с периодом «холодной войны» и теми учениями, которые проводил альянс в 80-е годы, когда сотни кораблей, тысячи самолетов и десятки тысяч солдат принимали участие в учениях коалиционных сил – то это земля и небо.

Действительно, Альянс ведет определенную деятельность по переброске войск в страны Восточной Европы, к границам с Россией, в нарушение договоренностей и обещаний в рамках совета Россия-НАТО. Но практической угрозы я не наблюдаю. Даже если взять деятельность Генштаба Российской Федерации и те модели, которые они отрабатывают, тот анализ сил и средств в странах Восточной Европы – то угрозы войны я не вижу»

- В чем заключается особенность подобной агрессивной политики НАТО?

«Вы знаете, это напоминает Стратегическую оборонную инициативу (СОИ): в 80-е американцы говорили о том, что ядерное оружие уже размещено в космосе и готово уничтожить или снивелировать стратегическую триаду СССР. Сейчас та же самая риторика звучит в аспекте размещения систем ПРО в Европе. Фактически, эти системы, обладая небольшим ресурсом и высокими скоростями, не способны перехватить межконтинентальные баллистические ракеты на точке взлета, разгоняясь до 4-5 км/с.

Все силы, которые брошены на страны Балтии в составе двух-трех батальонов и роты танков – это ничто. Даже те ответные меры, которая принимала Россия – о создании двух танковых армий на западном направлений – в десятки раз перевешивают действия НАТО. Да, есть инфраструктура для переброски войск, есть жесткая риторика. В этом есть интерес – и Россия здесь на четвертых-пятых ролях».

- А есть ли сейчас какие-то перспективы для России в этой агрессивной риторике?

«Вся эта риторика необходима и России. Россия должна быть сильным государством, с боеспособной армией – и в этом смысле Совет Федерации выполняет очень важную функцию. Но Россия, помимо военной риторики, должна также вести диалог со всеми странами в рамках международных организаций. Потому что интересы России лежат не только в противостоянии, но и в сотрудничестве – и победой России в этой ситуации стало бы восстановление сотрудничества»

- Что преследует Альянс своим расширением в Восточной Европе? Каковы основные цели НАТО на этом направлении?

«Сейчас совпали интересы «ястребов» на Западе и интересы коррумпированных бандитских элит, которые захватили власть в странах Балтии и Восточной Европы. Основой для существования их кланов является абсолютная интеграция с Альянсом и размещение баз НАТО на их территории. Они не думают ни о политических, ни об экономических интересах своих государств: Литва, например, понесла самые большие потери – до 70% ВВП – только из-за агрессивной политики в отношении России. И при этом Литва была инициатором сторонником самых жестких мер в области санкций».

Сегодня Альянс преследует в Восточной Европе абсолютное подчинение этих стран, использование этих стран. В чем их проблема и в чем угроза – не только России, но и странам Восточной Европы? На эти страны всем наплевать – как живет бабушка в Запорожье, какую пенсию платят в Латвии или Литве, всем все равно».

- Являются ли эти страны разменной картой НАТО в борьбе против России?

«Да, безусловно. Агрессивная риторика – существует. Но кто может пострадать? Как раз страны Восточной Европы – их могут бросить в пекло войны. Если мы считаем, что в странах Балтии мир, порядок и спокойствие – то это только до поры, до времени. Если в больное сознание каким-то «фрикам»-планировщикам в области безопасности и обороны на Западе придет в голову развязать бойню и вовлечь в нее Россию – то они будут это делать, если увидят, что это действенно. Начать могут с давления на русскоязычное население в этих странах в информационной среде.

Опасность здесь есть – но для этих стран. У России есть достаточно сил и средства, есть свои вооруженные силы, которые способны защитить свои интересы – но здесь тоже нужно быть осторожными, нужно стараться восстанавливать все платформы для взаимодействия для того, чтобы не было поводов.

И, кроме того, нужно быть аккуратнее в риторике. В информационной среде война идет – фрики и политические маргиналы есть со всех сторон и раскручивают эту карту. Но если мы посмотрим на реальные действия вооруженных сил – то увидим, что они ведут свою работу, проводят учения. Корабли-разведчики всегда подходили к берегам так называемого «Калилинградского особого района» - и всегда с помощью средств разведки изучают российские базы раз в два месяца. Это их работа – и я не считаю, что тривиальное действие, которое происходит на протяжении 60 лет, пусть и с более агрессивным характером, говорит о грядущей войне с Россией».  

- Виктория, скажите, какие действия сейчас необходимо предпринимать руководству России в случае дальнейшего нарастания агрессивной риторики НАТО?

«Западные элиты – заложники своей собственной политики. Они хотели задавить Россию на Украине – не получилось. Они надеялись наказать Россию экономически – не получилось. Они в Сирии хотел продемонстрировать беспринципность и очередной преступный трюк с убийством руководством и геноцидом мирного населения, как это происходит в других странах – тоже не получилось. Поэтому надо очень тонко реагировать на все эти вещи.

Иногда надо понимать, к какими проблемами и задачами сталкивается западная элита, и иногда идти навстречу – как с химическим оружием в Сирии. К примеру, как только Россия заявила, что не делает ставку на Асада, хотя горячо поддерживают сирийское руководство, и понимает, что в сирийском парламенте должно быть множество политических течений, которые отражают мнение и волю народа – тут же был создан формат взаимодействия с США в Сирии. Наверное, это была уступка – хотя понятно, что большинство сейчас поддерживает Асада. Такой вариант пока не выйдет у России по Украине: там пока мнение населения и информационная среда слишком жестко настроена по всей истории. Но как только политические тренды позволят это сделать – по Украине будет найден компромисс».

nation-news.ru

Виктория Легранова: Россия должна держать информационный удар НАТО

Специалист по международной безопасности Виктория Легранова в интервью Nation-news.ru рассказала об информационных войнах.

В последние дни в информационном поле участилось появление недостоверных данных, которые затем распространялись в СМИ. В основном, дезинформация касалась отношений России и Турции и событий, происходящих на Ближнем Востоке. И хотя ложные факты впоследствии опровергались, они успевали «наделать шуму» в общественно-политическом пространстве России.

Один из примеров таких «вбросов» – сообщение болгарских СМИ о том, что на празднование Дня освобождения от османского ига в Софию пригласили президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, а Владимиру Путину приглашения не прислали.

Подобные провокации  создают еще большее напряжение в геополитическом пространстве, которое и без того сотрясается от конфликтов. О том, кому и зачем выгодна информационная война, какими средствами пользуются противники в медийном поле, и как противостоять подобным атакам, в интервью Nation-news.ru рассказала бывшая военнослужащая американской армии и специалист по международной безопасности Виктория Легранова.

Об информационных войнах

- Зачем кому-то нужны информационные «вбросы»?

- Здесь надо разбираться в методологии ведения информационных операций в целом. В Турции, Сирии, Ираке – там, где ведутся боевые действия, и есть поставки вооружений, где участвуют различные военные блоки и службы, – в таких регионах ядром является именно военная информационная политика. А ее определяют несколько факторов.

Если говорить об американском влиянии, а нужно отметить, что оно распространяется на модели, которые используют и Турция, и другие страны НАТО, то это такие методы, как предупреждение, уничтожение элементов информационной среды, провокационные действия в этой области. И сейчас могут проводиться истеричные вбросы в рамках конкретных операций, чтобы напугать военно-политическое руководство той же Болгарии, сорвать любые возможные форматы двустороннего сотрудничества России и европейских стран.

Когда началась санкционная война с Западом, Россия всячески подчеркивала, что Турция является нашим политическим союзником. И вот отношения с ней испортились. Сейчас мы говорим, что будем сотрудничать с Кипром, например, в плане потенциального размещения военно-морской базы на его территории – и уже начались провокации в финансовой сфере.

- Как в этой ситуации следует поступать России?

- Нужно быть жесткими, беспринципными, стараться добиваться своих интересов и более активно работать в этих странах. К примеру, в той же Болгарии у нас кроме посольства нет ничего, а у американцев там есть информационный центр, три или четыре платформы для работы с инфополем, есть ответвления фонда Маршалла, фонда Карнеги, есть группа специально для работы с прессой. У американцев очень много возможностей влиять на информационную среду европейцев.

Важно также отметить пул политиков и людей, влияющих на принятие решений. Они связаны с Госдепом и со спецслужбами. Поэтому здесь нам надо вести многоуровневую работу, причем она не требует много средств. Нужно приглашать политиков к нам, ездить туда самим, обмениваться информацией, говорить о рисках и угрозах.

Надо учитывать множество вещей. Во-первых, сквозь сито пропускать информационные «вбросы». Во-вторых, надо следить за конкретными политическими решениями, причем политическое и экономическое влияние на эти решения у России есть. И без разницы, будет ли предпринимать в этом случае Болгария какие-то меры. Не хотите отдавать дань прошлому – это минус. Но и в ответ надо вести свою информационную работу непосредственно с населением – с правыми, левыми, молодежными организациями на этой территории. Иначе мы будем очень многое упускать.

- А что сейчас Россия делает не так?

- Американцы не выходят ни из одного формата, в который вступают. Мы же хлопаем дверями ПАСЕ, предпочитая субъективный формат отношения к вещам. Надо понимать, что необходим элемент технологии – ничего личного, только интересы и деньги. Вы говорите одно, мы говорим другое.

Конечно, здесь возможно влияние третьей стороны – какие-то информационные группы на территории страны, при посольствах западных стран. В том, что Эрдоган собирался поехать в Болгарию на торжества, не было бы ничего такого – они не находятся в состоянии войны, у них достаточно тесное экономическое сотрудничество. Болгария сейчас очень сильно зависит от Турции – равно как и от других стран Европы, от Германии и Италии.

Кроме того, там население достаточно хорошо настроено по отношению к России. Пусть наши СМИ проведут несколько выездов, снимут несколько телепередач, проведут работу с местными каналами, которые сделают серию исторических мероприятий, посвященных этой теме – и пусть посмотрят, что натворили турки в Болгарии, сколько народу было убито, и под каким игом население жило. И пусть Эрдоган приедет туда и увидит все это.

О «западном пути» Болгарии и других европейских стран

- Но все-таки, на чьей стороне находится сегодня Болгария?

- Грубо говоря, ситуация накалена – но давайте разберемся, какое влияние Турция имеет на ту же Болгарию и другие страны региона? Прежде всего, у них очень тесное военно-техническое сотрудничество. Более того, турки отвечают за воздушное пространство в этих странах: элементы системы ПРО размещены  на их территориях. Несмотря на исторические противоречия, именно Турция является в рамках Альянса ответственной за адаптацию Болгарии под оперативную совместимость и военно-технические стандарты НАТО. Именно Турции поручили – как ответственному члену НАТО, которым она и была до провокации в Сирии – быть «старшим братом» в этой ситуации.

- То есть, «обижаться» в таких ситуациях не следует?

- Есть хороший пример: вы стучите в дверь – а вам выливают ведро воды на голову. Вы отходите в сторону, обижаетесь – а потом снова начинаете стучать из-за того, что на вас ведро воды вылили. Это было в Первую мировую войну, это было и во Вторую мировую. Это было и во время агрессии против Югославии – когда Болгария первой предоставила свою инфраструктуру под другие контингенты и военные силы.

- Выходит, Болгария ведет себя «как обычно»?

- Болгары говорят о том, что они – маленькая европейская страна, что они хотят существовать и жить, хотят понравиться, прослыть «культурным побережьем», куда могут приезжать отдыхать. И они рассчитывают на то, что блок стран бывшего Варшавского договора получит какую-то политическую роль. У Болгарии перед глазами Польша, власти которой постоянно говорят о том, что необходимо размещать базы НАТО и американский воинский контингент на их территории. Польша предоставляет площадки для пусковых систем SM-3 и противоракетной обороны.

Мотив понятен: им на это дадут деньги, они смогут потратить их на какие-то свои цели, решить свои проблемы, укрепить безопасность. Но самое главное – будет решаться вопрос  легитимности власти: при ком придут в страну американцы – те и закрепятся на вершине и будут править страной, и их будут всячески финансово поддерживать. Сейчас руководство Болгарии пытается идти по тому же пути.

- Может ли болгарский вектор измениться в пользу России?

- Ситуация может поменяться, если успокоятся отношения России и Турции – что маловероятно. Или если Россию будут представлять определенные группы людей, которые думают о дружбе и братстве русского и болгарского народов, выходят на демонстрации, говорят об общих славянских традициях. Но мы не может себе позволить говорить только об исторических корнях. Болгары могут называть нас «братушки» и наливать нам свою виноградную настойку. Но по факту они будут поступать так, чтобы не было противоречий с «сильными мира сего». А таковыми являются, к сожалению, США и Европа.

Другой объективный фактор – будет ли Евразийский союз сильным и интересным. Ситуация может еще измениться, если уровень жизни в Болгарии опустится ниже плинтуса – и экономический кризис начнет превращать страну в «европейские задворки», не в ментальном, а в материалистическом плане: когда нет туристов, нет производства, нет кредитов, но при этом проекты развивают крупные компания, и страна фактически находится в рабстве. Однако в этой ситуации, зачастую, уже ничего не исправить.

Об Эрдогане-провокаторе

- Можно ли сказать, что провокации на фоне обострения отношений России и Турции, России и Запада выгодны самому Эрдогану?

- Есть информационные группы, связанные с правительствами, с госдепартаментом США, они сами действуют в рамках информационной политики, им команды спускаются сверху. Такая история есть во всех странах.

К примеру, Рамзан Кадыров в недавнем интервью сказал, что 30 миллионов мусульман живет на территории России, они являются гражданами Российской Федерации. А Турцией был сбит наш самолет – самолет Российской Федерации. И поэтому любые умозаключения на тему «Почему вы, мусульмане России, против мусульман-турок?» не имеют формальной логики и абсолютно бредовые. По такому же пути пошел и Эрдоган: есть христиане-болгары, у нас есть противоречия с христианами-русскими, но с христианами-болгарами у нас противоречий нет. К примеру, с греками у него такого не получится – там слишком силен раскол: и поток мигрантов, и нарушения воздушного пространства, и необъявленное состояние войны из-за Кипра.

А вот задобрить болгар у него вполне получается. С болгарами, с поляками, с македонцами, с Косово – сам Бог велел. С Боснией будут хорошие отношения. Вообще, собирается протурецкая коалиция в Восточной Европе, и эта коалиция будет ждать определенных дивидендов – и от ЕС, и от Турции. Что думает население – плевать: вспомните, что было в Черногории, когда встал вопрос о вступлении в НАТО? Вспомните и взорванные мосты в Югославии, и обедненный уран, больных раком детей, сотни погибших от НАТОвских бомбардировок. Но никто не спрашивает народ, который помнит это. Никто не проводил даже референдум.

Россия должна научиться грамотно отделять Эрдогана от турецкого народа. Такие же усилия надо предпринимать с «братушками» и другими – настраивать мосты и диалоги с населением так, чтобы иметь прямую двустороннюю «дипломатию народов». Постоянно культивировать образ России, чтобы люди не поступились такими вещами. А провокаторы есть и будут всегда. 

nation-news.ru


Смотрите также