Аналитика и безопасность сергей соколов


Сергей Соколов: «Империю на болоте не построишь» | Журналистская Правда

Беседа Владислава Шурыгина с экспертом федерального информационного центра «Аналитика и безопасность» Сергеем Соколовым

Сергей Соколов – одна из самых загадочных фигур российского информационного пространства. Один из первых политтехнологов постсоветского периода, аналитик, услугами которого пользовались в Кремле, создатель таинственного и всесильного ЧОПа «Атолл-21», который многие называли личной спецслужбой Бориса Березовского… О влиянии этого человека на российскую политику 90-х ещё долго будут спорить историки.

ЧЕЛОВЕК ВНЕ ПРАВИЛ

В. Ш. Сергей, расскажите немного о себе.

С. С. Я – единственный ребёнок в семье и, как следствие, папа с мамой меня воспитывали каждый по-своему. Папа, достаточно серьёзный спорт­смен, отправил меня в секцию бокса, мама же воспитывала меня в духе разносторонней интеллигентности. Водила на музыку, на выставки. А вместе они решили, что я должен поступить в Бауманский институт. Так сформировался я – симбиоз математической строгости, спортивной дисциплины, джазовой импровизации и раскованности, который, если честно, мне самому удивителен. Не знаю, что больше я люблю: импровизировать или анализировать. 

Почему «Атолл» был самой сильной информационно-аналитической структурой? Потому что я действовал вне канонов, вне правил, для меня правила не существовали. А если существовали, то те, которые я сам и создавал. И если я видел логику и КПД, я выполнял это правило, если не видел, то отторгал его независимо от того, что мне говорили.

В. Ш. Сергей, я помню начало 90‑х. Помню мифы, которые ходили об «Атолле». Никто не знал вашу настоящую фамилию, никто не видел вас в лицо, но все знали, что есть «Атолл», который работает на Березовского, который знает всё обо всех и фактически всесилен. Как получилось, что вы стали самым загадочным человеком в стране? Одним из самых влиятельных, одним из самых опасных…

С.С. Всё началось с одного открытия. Я работал с Юрием Филиным в «РИА Новости», и нам пришлось заниматься несколькими политтехнологическими заказами. Тогда-то я и понял, что смена президента, отставка правительства или любая другая интрига, связанная с политикой, – это та же самая режиссура, только с той разницей, что всё происходит не на сцене театра, а в реале. И я просто стал создавать сценарии для реальности. Для тех политических постановок, которые тогда шли на сцене реальности. 

Помню первые выборы Кучмы: у противников были сотни миллионов, а у нас – шестьдесят тысяч долларов, которые нам дали на раскрутку. Потом подбросили ещё немного, но всё равно денег у нас было на порядок меньше, чем у противной стороны. Нам приходилось применять нестандартные шаги, и мы победили. 

В ходе этих первых операций я быстро понял, что для постановки подобных сценариев нужно несколько вещей. Во-первых, инструмент их осуществления. В кино это киногруппа, в театре труппа, в политике – группа профессионалов-политтехнологов. А во-вторых, требуется информация. Без добычи информации мы будем пустышкой. До меня эти вещи существовали отдельно друг от друга. Пиарщики занимались политическими технологиями, соответствующие структуры собирали информацию. Потом первые покупали информацию у вторых. Это был выгодный бизнес для всех сторон. Занимаясь политтехнологическими проектами, я тоже пробовал наладить связи с отставными комитетчиками, грушниками, милиционерами, но скоро понял, что это всё фуфло – настолько поверхностно и грубо работали эти «спецы». Может быть, в своих структурах когда-то они и были профессионалами, но, выпав из них, съёжились. Кроме непрерывной «дойки» своих вчерашних сослуживцев, они больше ничего не могли, вся их информация была насквозь вторичной и многократно перепроданной. И тогда у меня появилась мысль – к уже существующей структуре, занимающейся политтехнологиями, добавить собственное агентство по сбору информации. Я решил создать свою структуру, и для этого мне потребовались деньги. Вот тогда и сложился альянс – Борис Николаевич, Борис Абрамович и я.

Ельцину срочно нужна была книга мемуаров и нестандартная группа для спецзаданий, Березовскому нужно было сразу всё. Настолько всё, что даже непонятно было, что ему нужно конкретно. А я оказался тем человеком, который мог дать им обоим то, что им было нужно. Вот так и возник «Атолл». 

ЖИЗНЬ НА «АТОЛЛЕ»

В. Ш. А разве «Атолл» не был проектом Березовского?

С. С. Нет. У Березовского были только деньги, но он никогда толком не вникал, что же за структура создаётся на его средства. Его интересовала только информация, которой он мог бы воспользоваться. А для меня Березовский был экспериментом – можно ли взять вот такого человека, как Борис Абрамович, и поднять его на самый верх политической пирамиды? Оказалось, что можно – нужен был только хороший сценарий, и мы его придумали. По ходу его реализации были созданы и инструменты для этой борьбы. Например, знаменитая коробка из-под ксерокса…

В. Ш. Вы хотите сказать, что известный скандал с коробкой из-под ксерокса – это была ваша операция?

С. С. Именно так! Тогда перед нами встала задача – окончательно расчистить путь к «телу» Бориса Николаевича, а для этого нужно было снять Коржакова, начальника его охраны, которому он безгранично доверял, первого вице-премьера Сосковца и директора ФСБ Барсукова, которые тщательно охраняли Ельцина от чужих. Борис Николаевич питал почти патологическую любовь к этой троице, это была его, что называется, «тусовка». И был придуман достаточно рискованный ход – человек должен был выходить из здания с коробкой денег. Причём троица, о которой я упомянул, не знала, что эти деньги были оприходованы и учтены. Для них это был «вынос украденных денег». Мы же преподнесли этот арест как покушение на и без того висевшую на волоске избирательную кампанию президента. Расчёт был на то, что инстинкт власти в Ельцине перевесит все остальные его чувства. Так и получилось. 

В. Ш. Какую из операций «Атолла» вы могли бы назвать самой запомнившейся?

С. С. Скорее, самой необычной – это когда приехала Бетти Уильямс, лауреат Нобелевской премии мира, и очень захотела увидеть Шамиля Басаева и Салмана Радуева. В это время вовсю шла Первая чеченская кампания. Силовики тут же отказались от этой затеи: мол, война, и это невозможно. И тогда Борис Николаевич вызвал меня: ты можешь её туда отвезти и организовать встречу? Я сказал: дайте денег, отвезу. Деньги выделили, и я отвез Уильямс в Чечню, организовал встречи с Басаевым и Радуевым и привез живую-невредимую назад. Ключевой элемент операции – деньги. Боевики покупались и продавались никак не меньше, чем «федералы», о продажности которых они так любили рассказывать.

В. Ш. А вы не чувствовали, что, работая на Березовского, встречаясь с Басаевым, вы работали против своей страны?

С. С. Абсолютно нет. Я не оказывал никаких услуг боевикам. Я просто продемонстрировал Уильямс наши возможности и то, что мы способны действовать даже в неконтролируемом регионе. Мы, фактически, были своего рода спецслужбой. И мы работали на территории, контролируемой боевиками, собирая и добывая информацию. А уже информация позволяла на них воздействовать. Ведь Басаев и Радуев – это были люди, произведённые системой и контролируемые ею. Другое дело, что очень долго никто не пытался всерьёз ими заниматься. 

Помню, пришёл как-то ко мне оживлённый Березовский и говорит: я только что был у Бориса Николаевича, он спрашивает, можешь ли ты доставить сюда Басаева? Собираемся его судить. Я говорю: давно пора это сделать. Готов начать хоть сегодня, есть возможность изъять его и привезти живым и невредимым. Он обрадовался: мол, давай, действуй! Даже план разработали: привозим тихо в Москву, а по телевизору передаём, что Басаева якобы задержала «Альфа» в центре Москвы в багажнике автомобиля, завёрнутым в ковер… Начали подготовку, и вдруг опять приезжает Березовский. «Отбой!», – говорит, – «Басаев сейчас нам нужен там, где он есть». Я говорю: как же так? А он мне: «Понимаешь, это бизнес. Так решили…» При этом понятно, что не Березовский так решил, а в «Семье» так решили. Вот куда все нити предательства тянулись.

В. Ш. Когда проект «Атолл» завершился?

С. С. Да он и не завершался. Он просто трансформировался: ушёл старый бренд, появился «Федеральный информационный центр», который занимается тем же самым – собирает информацию, – но работает по другим правилам. Теперь мы действуем исключительно в рамках закона и более осторожно. Сегодня мы ведём борьбу с ворами в ранге чиновников или коммерсантов. И мы с моим ближайшим помощником Русланом Мильченко разработали собственную технологию борьбы: сначала идёт сбор фактуры, информации, практически частное расследование, потом мы выкладываем его результаты в информационное пространство, публикуем в СМИ, а затем привлекаем общественные организации, которые начинают готовить запросы в милицию, прокуратуру с просьбой начать расследование. Это эффективная технология, потому что в своих сомнительных делах чиновники и казнокрады боятся только одного – огласки. 

Но вот только ситуация в СМИ сегодня здорово изменилась. Раньше не было таких понятий, как «блок». Это когда в целом ряде газет и журналов циркулярно спускается запрет на критику или упоминание того или иного лица или организации. Например, на Якунина поставлен «блок», или на «Газпром» поставлен «блок». И можно даже не соваться с материалами на эту тему – неважно, какими – не примут, не опубликуют. Раньше такой глухой стены не было. Всегда можно было найти серьёзную газету или телеканал, которые взялись бы за публикацию скандальной информации. Сегодня СМИ стали куда более подконтрольными, и это меня, если честно, не радует…

ЭЛИТА, НЕ ЧИТАЮЩАЯ КНИГ

В. Ш. Два года назад вы написали обращение к Путину. Там были такие слова: «Мне как гражданину России, и группе моих товарищей, а это юристы-правоведы высшей категории и журналисты, экономисты, а также бывшие и действующие сотрудники спецслужб, хотелось бы обратить Ваше внимание на нашу готовность послужить Российскому государству и его национальной безопасности». Почему вы вдруг обратились к президенту? Что сейчас, по-вашему, происходит в стране? 

С. С. Я вижу, что сегодня в российской правящей элите сформировалась целая партия, которая ставит себе целью разрушение существующей политической системы. Элита расколота и всё больше расходится к непримиримым полюсам. Более того, у меня есть информация, что некоторые люди из ближайшего окружения президента получают финансирование от открытых его врагов – от того же Невзлина, к примеру. И я считаю, что в условиях, когда страну всё отчётливей толкают к сценарию 1991 года, сидеть и молчать нельзя. 

Второй проблемой является невыразимое словами одичание и деградация нынешней российской элиты. То, что раньше люди схватывали на лету, понимали с полуслова, сегодня приходится часами разъяснять на пальцах, буквально проводя «ликбезы». И потом слышать удивлённое: а почему мы этого раньше не знали? Но это лучший вариант. Куда чаще можно услышать почти как в «Кавказской пленнице»: «Короче, Склифософский!» Они не знают и не хотят знать. Всё заменяют деньги. «Чего-то не понимаю – кину бабла, найдут того, кто всё поймёт и сделает. А я только рулю…» – вот универсальный российский принцип управления. В политику пришло уже целое поколение, которое не читало и не читает книги. 

Недавно заехал один такой молодой эффективный менеджер ко мне домой, увидел мои книжные полки и даже замер: «А это, – говорит, – зачем тебе столько? Когда читать собираешься?» Я ему говорю: так прочёл уже всё давно. Он чуть не упал. Никак не мог поверить, что человек может столько книг прочитать. Как потом выяснилось, сам он даже Майн Рида не читал и путал с Дином Ридом, ну а уж чем Мопассан отличается от Стендаля, для него вообще тёмный лес. Зато читал Карнеги…

В этом и заключается великая беда. Уже буквально бросается в глаза, что у многих наших политиков всё чаще напрочь отсутствует интеллект. Поэтому и решения принимаются сплошь и рядом скудные, одноклеточные. И я не могу спокойно смотреть на всё это…

Президенту просто необходимо провести вокруг себя жёсткую ротацию. Потому что его так связали «любовью и преданностью», что это может стать угрозой государству. Надо уметь критично такое воспринимать… 

В. Ш. Каким вы видите ближайшее будущее страны?

С. С. Застой и попытка построить империю. Это неплохо – строить империю. Для России это идеальная форма государственного устройства. Но нельзя создавать империю без чёткой идеологии. Нельзя империю создать из застоя. Империи создаются в крови, в бешеной энергетике, в непрерывной экспансии. Попытка же построить империю на болоте приведёт к тому, что она просто в этом болоте утонет. Вокруг президента должны действовать пассионарии, которые живут идеалами. 

А ещё империю невозможно построить без идеологии. Никакие зарплаты, никакие подачки населению, никакие газпромовские деньги не дадут ничего и не сделают из населения нацию. Без идеологии общество превратится в толстую свинью, которая смыслом существования видит лишь жрачку и потребление. Почему сегодня угрозой строю стали какие-то там навальные и удальцовы, личности микроскопические, маргиналы? Просто потому, что у них есть хоть и предельно примитивная, но всё же идеология. А у власти её нет вообще. 

В. Ш. В чём же выход?

С. С. Выход только один: чтобы президент, наконец, проявил себя как волевой независимый политик. Независимый не от каких-то там американцев, а прежде всего от своего ближайшего окружения. Чтобы, как царь Пётр, не боялся искоренять варварство пусть даже и варварскими методами. Накосячили – получили! Украли – сели! Чтобы, наконец, сформулировал идеологию и те цели, к которым он ведёт Россию. И тогда он станет подлинным лидером нации.

Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

jpgazeta.ru

ФСБ задержала бывшего главу службы безопасности Бориса Березовского :: Общество :: РБК

Задержанного ФСБ Сергея Соколова и его коллег подозревают в незаконном хранении оружия и проверяют на причастность к инсценировке терактов. Вместе с Соколовым задержан экс-глава службы безопасности «Тольяттиазота» Олег Антошин

Сергей Соколов (Фото: Cергей Шахиджанян / Комсомольская правда)

Оперативники ФСБ задержали бывшего руководителя службы безопасности Бориса Березовского Сергея Соколова, рассказал РБК источник в ФСБ. Эту информацию подтвердил собеседник в центральном аппарате МВД.

По их словам, также задержаны два сотрудника коммерческой компании «Федеральный информационный центр «Аналитика и безопасность», в которой Соколов работал экспертом. Один из задержанных — директор «Аналитики и безопасности» Руслан Мильченко, утверждают источники РБК, по словам которых, задержанных подозревают в незаконном хранении оружия и боеприпасов и проверяют на причастность к инсценировке терактов.

Телефон горячей линии ФИЦ «Аналитика и безопасность» временно недоступен. Мобильный Соколова на момент публикации материала был выключен. Своей задачей организация декларирует «выявление и обнародование фактов коррупционной деятельности с дальнейшей оглаской их в СМИ», указано на ее сайте.

Задержание проводили сотрудники ФСБ во вторник, 16 января, рассказал источник в ФСБ. «В отношении Соколова было возбуждено уголовное дело по ст. 222 УК России (незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия)», — добавил он. По словам собеседника, Соколова проверяют на причастность к инсценировке теракта.

Источники РБК рассказали, что вместе с Соколовым также был задержан бывший руководитель службы безопасности «Тольяттиазота» Олег Антошин, который проходит по той же статье. Официальный представитель «Тольяттиазота» отказался от комментариев, отметив, что Антошин больше года не работает в компании.

После публикации материала стало известно, что в Лефортовский суд в среду поступили материалы об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Олега Антошина, Сергея Соколова и Руслана Мильченко. «Все по двум статьям — ч. 2 ст. 222 и ч. 2 ст. 222 прим.1», — сообщила пресс-секретарь суда Екатерина Краснова.

Оперативники вышли на Соколова и сотрудников ФИЦ «Аналитика и безопасность» в ходе расследования о причастности силовиков Самарской области к деятельности преступной группировки «Законовские» («Барыги»), говорят источники РБК.

«Задержанных также проверяют на причастность к деятельности ОПГ «Законовские», — рассказал источник в ФСБ.

Во вторник, 9 января, депутат Госдумы Андрей Луговой обратился к генеральному прокурору Юрию Чайке с запросом (есть у РБК), в котором просил провести проверку в порядке надзора за следствием и дознанием по делам ОПГ «Законовские» («Барыги»), по фактам превышения должностных полномочий бывшим руководителем следственного отдела по Промышленному району управления СК России по Самарской области Олегом Трухманом и начальником Центра по противодействию экстремизму ГУ МВД по Самарской области Вадимом Нещадимовым. Депутат утверждает, что они могут быть причастны к укрывательству преступлений ОПГ «Законовские» и фабрикации уголовных дел.

РБК отправил запрос в Центр общественных связей ФСБ России.

В августе прошлого года глава Службы безопасности Украины (СБУ) Василий Грицак сообщал о задержании Дарьи Мастикашевой, гражданской жены Сергея Соколова. СБУ подозревает ее в том, что она вместе с задержанным Александром Каратаем предлагала трем бывшим участникам боевых действий на юго-востоке Украины «выехать в Москву и провести там незначительные строительные работы», за которые те получат «хорошее вознаграждение». «Именно на этих бывших военнослужащих планировали повесить собственноручно подготовленные, как мы считаем, диверсии или теракты в Москве, и не только в Москве», — подчеркивал глава СБУ.

Сергей Соколов родился в 1953 году в Ташкенте. В 1990-х годах он стал одним из создателей агентства безопасности «Аттол» и возглавлял службу безопасности бизнесмена Бориса Березовского. В последние годы выступал в СМИ в качестве эксперта ФИЦ «Аналитика и безопасность» по вопросам борьбы с терроризмом.

www.rbc.ru

Бывший охранник Березовского признался в фабрикации компромата на Володина

На фото: Сергей Соколов

Источник: РБК

5-04-2018, 14:58

2 079

0

Сергей Соколов, бывший охранник Бориса Березовского и один из соучредителей ЧОП “Атолл-1”, был задержан 17 января 2018 года по делу об “Инсценировке теракта” и причастности к незаконному обороту оружия. По версии следствия, Сергей Соколов вместе с бывшим руководителем службы безопасности “Тольятиазота” Олегом Антошиным и нынешним директором «Федерального информационного центра «Аналитика и безопасность» Русланом Мильченко ввели правоохранительные органы в заблуждении, организовав оперативную информацию о наличии в здании предприятия тайника с оружием, а затем - подложив гранатомет в офис “Тольяттиазота”.В распоряжении редакции РБК оказалось письмо с чистосердечным признанием, написанное Сергеем Соколовым в следственном изоляторе. В этом письме подозреваемый признает, что “за денежный гонорар готовил целую серию копрометирующих материалов” не только по отношению к руководству “Тольяттиазота” (по нашим данным, интересантами этого дела могут быть Дмитрий Мазепин из “Уралхима” и Владимир Евтушенков из АФК “Система”), но и к мешавшему ворам в законе заместителю ФСИН Владиславу Цатурову (“коллеги пояснили мне, что на Цатурова пришел заказ по сбору копромата, за что были заплачены хорошие деньги”).Другими жертвами фальшивого компромата от информационного центра “Аналитика и безопасность” стали руководитель одного из департаментов Министра Финансов РФ Александр Ахполов и бывший советник министра финансов Отар Маргания (возможные заказчики - Сергей Хиряков (Алмазный мир), Виктор Воронин (экс-начальник Управления «К» ФСБ РФ), Андрей Кутепов (Гохран) или Андрей Жарков (Алроса)). А также заместитель руководителя Администрации Президента Вячеслав Володин - по заказу одного необъявленного “высокопоставленного чиновника и политика”, по нашим данным, Франца Клинцевича и Михаила Бабича.Приводим полную расшифровку письма:Письмо из “Лефортово”

Это письмо - мое покаяние перед Богом,Родными и теми людьми которым я делал зло,Покаяние перед всем миром и попытка

полностью изменить свою жизнь

            И вот за мной с лязгом захлопнулась тяжелая металлическая дверь, и я оказался в холодно одиночной камере…Это случилось 16 января 2018 года, когда меня задержали сотрудники ФСБ и отвезли в следственный изолятор “Лефортово”.Свои ощущения в первые часы и даже дни в следственном изоляторе передать сложно. И вообще их вряд ли возможно передать. Это как во сне, в параллельной вселенной. Тебя лишили свободы, движения и общения - изолировали от всего мира. Кажется, лучше было бы совсем умереть, но ты живой и вынужден мириться с изменившийся остановкой.            В детстве, когда я первый раз увидел, как хоронят людей, я вдруг представил, какой ужас может охватить человека, которого похоронили заживо. Так вот такой же ужас я испытываю сегодня в реальности. Словно нахожусь в коме - лежу, все слышу, все понимаю, но не могу проснуться, убежать и спрятаться. Как будто оказался в гробу размером 2х4 метра. Мозг еще по привычке ставит перед тобой задачи, которые ставил на свободе, что надо куда-то идти, с кем-то встречаться, решать какие-то вопросы… но ты не можешь.            Та жизнь на свободе теперь где-то далеко, в другой реальности, в другом измерении и у тебя нет доступа туда. Как будто ты космонавт, которого выкинуло в открытый космос. где ты остался совсем один…а вокруг тебя пустота и вакуум. Казалось, сознание покидает меня, и я схожу с ума. В эти моменты я засыпал. И каждый раз, когда просыпался, сначала думал, что мне просто приснился страшный сон, а через какое-то время с болью в душе осознала снова и снова, что все это теперь реальность.            Кстати, когда я полностью адаптировался и меня вели по коридору следственного изолятора, мне в голову вдруг пришла еще одна ассоциация, что я иду по очень большому колумбарию или моргу, а по бокам от меня двери, за которыми находятся такие же, как я, живые покойники.            Но я не сошел с ума. Постепенно я начал привыкать к новой реальности. Прошли паника и отрешенность, рождалось понимание происходящего. И тогда я стал уходить в себя, много думать.            Вообще “Лефортово” - это не тюрьма и даже не следственный изолятор. Это место философии, пристального взгляда на себя со стороны, переоценки ценностей и полного переформирования собственного сознания. Именно во время этого процесса я вдруг понял и осознал, сколько сделал зла, находясь на свободе, сколько абсолютно незнакомых мне людей пострадало от моих рук, сколько еще могло пострадать, сколько близких и родных мне людей могли и могут пострадать за то, что я делал.            Находясь в “Лефортово”, я вдруг осознал, что тот момент, когда предстану перед Богом, уже близко. Я стал сильно бояться Его гнева. И у меня появилась потребность покаяться и попросить прощения у тех людей, кому причинил зло.            Наряду со своей общественной деятельностью совместно с сотрудниками созданной когда-то мной компании “Аналитика и безопасность”, имея обширные связи в правоохранительных органах и средствах массовой информации, я получал заказы от различных людей (их имена я по понятным причинам называть не буду) на сбор компроматов в отношении определенных лиц, за что нам платили большие деньги. Когда сбор компромата не удавался по причине его отсутствия, мы ставили об этом в известность заказчика и начинали искусственно создавать такой компромат, за что также получали “гонорары”. Именно у тех людей, кого мы клеветали, я бы хотел попросить прощения.            Первый случай, который сразу пришел на ум, это собственно тот случай, из-за которого я оказался в следственном изоляторе. Сначала я винил в этом всех, кроме себя. Говорил, что случившееся со мной - несправедливость и провокация. Но, как оказалось, можно обмануть кого угодно, он только не самого себя.            Так вот. По закону неких высокопоставленных людей и помощи тех, кто по тому же уголовному делу сидит со мной в “Лефортово”, за денежный гонорар я готовил целую серию компрометирующих материалов и формировал целый ряд фиктивных ситуаций, в результате которых руководители крупного предприятия в Самарской области - “Тольяттиазот” - Вячеслав Суслов и Николай Неплюев должны были оказаться “за решеткой” по обвинению в связях с украинскими террористическими группировками. Все только из-за того, что наши заказчики захотели получить то, что им не принадлежало. Казалось бы, лихие 90-е уже давно позади, но в жизни совсе не так.            Сидя в камере, я вспомнил пословицу, что не стоит копать другому яму, и осознал, что мое нахождение в “Лефортово” закономерно. По факту я оказался там, куда хотел отправить других. На душе от осознания этого было мерзко и противно. Противно от самого себя. Даже на минуту стало стыдно, когда  вдруг представил, что у этих людей дома тоже есть дети, жены, родители - близкие им люди. А я собирался уничтожить их жизни, и они бы даже не понимали, в чем виноваты. Да и кто я такой, чтобы вершить судьбы этих людей? Поэтому я прошу прощения в первую очередь у них. Простите меня, Христа ради!            Вспомнился мне еще один случай, как когда-то я просматривал наш сайт “Аналитика и безопасность” и увидел материал, связанный с заместителем ФСИН Владиславом Цатуровым. Я не знал, кто это, что он сделал и в чем виноват. Я поинтересовался у коллег, которые занимались этим “делом”, и они пояснили мне, что на Цатурова пришел заказ по сбору компромата, за что были заплачены хорошие деньги. Тогда же мне стало известно, что настоящего компромата не нашлось, в связи с чем на него фабрикует материал, который уже готовых к выходу в ряде средств массово информации. Когда материал был готов, я ознакомился с ним и был даже немного удивлен складностью истории, которая была выдумана в отношении него. В опубликованных статьях Владислав Цатуров был “изобличен” в хищении бюджетных средств, связях с “ворами в законе”, криминальными авторитетами и крупными бизнесменами, а также получении “откатов” за распределений осужденных лиц по местам отбывания наказаний.            Сейчас мне тошно осознавать, что я участвовал в этом. Но тогда, получая свою часть денежного гонорара, я разумеется не думал о совести. Я приложил руку к тому, чтобы оклеветать безвинного человека, и он пострадал от моих действий. Я бы очень хотел попросить у него прощения и покаяться за свою слепоту и равнодушие. За все плохое, что я причинил ему и его близким. Простите меня! Простите меня, Христа ради!            Следующий вспомнившийся мне случай был связан с руководителем одного из департаментов Министерства финансов РФ Александром Ахполовым и бывшим советником министра финансов Отаром Маргания. Заказчик по этому “делу” был не один, задействовано было много людей, в том числе в среде сотрудников правоохранительных органов. Причиной этого заказа был рынок драгоценных металлов, на котором Министерство финансов в интересах государства пыталось навести порядок и установить контроль за ними, начиная с момента обнаружения и добычи драгоценных металлов до момента их реализации. Но такой порядок невозможно навести в отрасли, где затрагиваются интересы многих состоятельных бизнесменов, что и породило желание “убрать” с дороги мешающих хорошо зарабатывать Ахполова и Марганию.            Передо мной и моими коллегами стояла непростая задача - компромат должен был произвести настоящий фурор, стать причиной разработки Ахполова и Моргании со стороны правоохранительных органов и их последующего увольнения. Учитывая отсутствие хоть какой-либо компрометирующей информации, я прибегнул к привычным уже методам, которыми я тогда гордился, - методам лжи и подлости.            В результате мной и моими коллегами были инициированы публикации в средствах массовой информации компрометирующих статей, в которых наряду с вымышленной информацией содержались сфабрикованные мной аудиозаписи разговоров, свидетельствовавшие о “крышевании” Ахполовым и Марганией рынка драгоценных металлов, причастности к контрабанде неучтенного российского золота и серебра в Турцию, Армению, Украину и ряд других стран, связях с организованными преступными группировками, и едва ли не финансировали посредством этой деятельности террористических группировок в Сирии.            Такими методами фабриковали и готовили в качестве компромата откровенную фальшь и ложь. И все это делали без малейших угрызений совести. Безо всяких принципов. Это стыдно и противно. Противно в первую очередь в душе. Поэтому хочу попросить прощения у этих людей. Простите меня! Простите меня, Христа ради!            Для того, чтобы быть до конца честным перед собой, я должен поделиться и перед людьми, в отношении которых не совершил преступных и дискредитирующих действий, но готовился это сделать.            Однажды один высокопоставленный чиновник и политик обратился ко мне с просьбой дискредитировать другого чиновника - заместителя руководителя Администрации Президента Вячеслава Володина, так как какой-то его знакомый хотел занять должность Володина. Тогда же заказчик, ссылаясь на достоверно известную ему информацию, предложил мне обвинить Володина и приближенных к нему сотрудников Администрации Президента в связях со спецслужбами США, что само по себе должно было произвести эффект разорвавшейся бомбы и неминуемо привести к его отставке.            Взяв за основу предоставленную мне информацию, я сфабриковал электронную переписку между приближенным к Володину заместителем руководителя одного из управлений Администрации Президента Тимуром Прокопенко и одиозным украинским политологом, которая указывала на связь Володина с сотрудниками ЦРУ через этого политолога. Чтобы отвести от себя подозрения и предать созданной мной переписке вид подлинной я представил ее как информацию, выкупленную мной у членов одной известной хакерской группы.            В последующем я не реализовал эту переписку, так как у меня испортились отношения с заказчиком. Но я виноват в том, что создал ее и пытался обмануть людей в страшном преступлении - государственной измене! За это я виню себя. И за это хотел бы покаяться перед этими людьми, так как грешен не только в своих деяниях, но и в своих помыслах. Простите меня! Простите, Христа ради!            Но самое страшное для меня сейчас, от чего просто хочется выть - это то, что в результате моих необдуманных действий я причинил боль своим близким людям - жене, четверым любимым дочкам, троим внучкам и внуку. Я очень виноват перед ними, так как меня нет рядом. В погоне за материальным благополучием я лишил их любви, поддержки и помощи. Простите меня, любимые! Простите, Христа ради!            В глубине души я знаю, что на самом деле мне нет прощения и оправдания! От моих необдуманных действий пострадал еще один человек. Моя любимая девушка - Даша Мастикашева, которая была со мной последние пять лет, дарила мне любовь и заботу. Дело в том, что в моей последней “работе”, за которую я задержан, речь в том числе шла об откровенной фальсификации, откровенных провокациях и дискредитации Украинского государства. Работа эта велась по заказу и на деньги очень высокопоставленных заказчиков, но мне даже в страшном сне не могло присниться, что Даша может так серьезно пострадать от моих действий. Я не подумал, что она гражданка Украины и это может быть опасно для нее. Как всем уже известно, закончилось все очень трагично - Дашу арестовали сотрудники СБУ. Арестовали из-за меня. И сейчас любимый мной человек томится в украинской тюрьме, перенеся пытки и избиения.            Я пытался спасти ее, желая поехать на Украину и дать показания в ее защиту. Но я не успел, меня тоже арестовали. Отсидев свой срок, я готов поехать на Украину и понести наказание там за свои деяния, лишь бы Дашу отпустили! Сейчас же я прошу прощения у всех жителей Украины, у руководства этой страны, у любимой Даши и ее семье за вред, который я нанес им. Простите меня! Простите, Христа ради!            В завершении своего письма я бы хотел сказать, что рад своему нахождению в “Лефортово”. Если бы меня не остановили, возможно, я пошел бы еще дальше в своих преступных деяниях и дошел туда, откуда не возвращаются. Поэтому я признателен тем людям, которые меня остановили и “привели в чувства”, не дали мне перейти за ту запретную черту, к которой я шел. Сегодня у меня еще есть шанс, отсидев положенный мне срок, пожить на свободе. И я точно знаю одно - эта жизнь уже будет совершенно другой. Еще раз простите все те, кто пострадал от моих действий и кому я принес горе. Простите меня, Христа ради! Простите, если сможете…

Сергей Соколов

#Сергей Соколов #Борис Березовский #ЧОП Атолл-1 #Владимир Евтушенков #Дмитрий Мазепин #Вячеслав Володин

compromat.group

Сергей Соколов, называющий себя бывшим охранником Березовского, рассказал о подготовке компромата на Вячеслава Володина

Сергей Соколов, называющий себя бывшим главой службы безопасности бизнесмена Бориса Березовского, написал в СИЗО письмо, в котором рассказал о сборе и фальсификации компромата на чиновников и бизнесменов.

С содержанием письма Соколова удалось ознакомиться РБК, адвокат бывшего главы службы безопасности Березовского подтвердил подлинность документа.

Соколов написал, что вместе с сотрудниками основанной им компании «Аналитика и безопасность» получал заказы от различных людей на сбор компромата в отношении определенных лиц.

В ряде случаев, сообщил он, речь шла о том, чтобы по согласованию с заказчиками сфабриковать компрометирующие материалы. В частности, по его словам, был сфабрикован компромат на Вячеслава Володина, занимавшего в тот момент пост первого замглавы администрации президента.

С просьбой дискредитировать Володина, по словам Соколова, обратился некий высокопоставленный чиновник, чей знакомый хотел занять должность первого замглавы администрации президента.

«Взяв за основу предоставленную мне информацию, я сфабриковал электронную переписку между приближенным к Володину заместителем руководителя одного из управлений администрации президента Тимуром Прокопенко и одиозным украинским политологом [имя политолога в письме не раскрывается], которая указывала на связь Володина с сотрудниками ЦРУ через этого политолога», — цитирует РБК письмо Соколова. 

Чтобы придать переписке правдоподобность, ее планировалось представить «как информацию, выкупленную у членов одной известной хакерской группы». Как предполагает РБК, речь идет о группировке «». Подготовленная переписка так и не была опубликована, сообщил Соколов, объяснив это тем, что у него «испортились отношения с ее заказчиком». 

В других случаях, о которых Соколов рассказал в письме, сфабрикованный компромат был использован. Речь идет о руководителях «Тольяттиазота» Вячеславе Суслове и Николае Неплюеве, заместителе директора ФСИН Владиславе Цатурове (освобожден от должности в 2015 году), а также руководителе одного из департаментов Минфина Александре Ахполове и бывшем советнике министра финансов Отаре Маргании.

Поправка. В первоначальной версии материала было написано, что Соколов в прошлом возглавлял службу безопасности Бориса Березовского. Это не так. Редакция «Медузы» приносит свои извинения.

Сергей Соколов в 1990-х годах создал охранное агентство «Атолл», которое оказывало охранные услуги основанному Борисом Березовским предприятию «ЛогоВАЗ». В последние годы Соколов часто выступал в СМИ в качестве эксперта по безопасности. В январе 2018 года он был задержан по делу об инсценировке теракта.

В августе 2017 года на Украине задержали гражданскую жену Соколова Дарью Мастикашеву. Служба безопасности Украины (СБУ) обвинила ее в подготовке провокации против Украины. По версии СБУ, Мастикашева и задержанный вместе с ней Александр Каратай планировали привезти в Россию украинских военнослужащих, участвовавших в операции в Донбассе. Впоследствии украинцев должны были обвинить в диверсиях и терактах, которые «собственноручно готовили» Мастикашева и Каратай, заявлял глава СБУ.

Задержание Мастикашевой, говорится в письме Соколова, стало результатом его работы «по заказу и на деньги очень высокопоставленных заказчиков». Речь шла «об откровенной фальсификации, откровенных провокациях и дискредитации Украинского государства», написал он.

meduza.io


Смотрите также