Правонарушения совершаемые сотрудниками уис в сфере безопасности движения


VI. ПОРЯДОК ОРГАНИЗАЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО АВТОТРАНСПОРТНОМУ ОБЕСПЕЧЕНИЮ В УЧРЕЖДЕНИЯХ И ОРГАНАХ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

VI. Обеспечение безопасности движения и предупреждение дорожно-транспортных происшествий

97. Работа по обеспечению безопасности движения проводится по следующим основным направлениям:

97.1. Контроль за выпуском на линию технически исправных транспортных средств.

97.2. Контроль за порядком хранения транспортных средств, выхода из гаражей (с места стоянки) и возвращения их с линии.

97.3. Организация в установленном порядке обязательного медицинского освидетельствования, переосвидетельствования кандидатов в водители и водителей транспортных средств. Обеспечение проведения предрейсовых, послерейсовых и текущих медицинских осмотров водителей транспортных средств.

97.4. Установка на транспортные средства специальных приборов видеофиксации (видеорегистраторов).

97.5. Обеспечение своевременной передачи информации о причинах и обстоятельствах возникновения ДТП в вышестоящие подразделения ФСИН России, осуществляющие оперативный контроль и доведение ее до сведения водителей.

97.6. Контроль за эксплуатацией (использованием) транспортных средств.

97.7. Учет ДТП. Выяснение и устранение причин и условий, способствующих возникновению ДТП.

97.8. Отстранение от управления транспортными средствами водителей, находящихся в состоянии алкогольного, наркотического, иного опьянения или в болезненном состоянии, а также если рабочее время и время отдыха водителей не соответствует действующим нормам трудового законодательства и ведомственных нормативных актов.

97.9. Запрещение эксплуатации транспортных средств при наличии у них технических неисправностей, создающих угрозу безопасности дорожного движения.

97.10. Обеспечение охраны транспортных средств для исключения возможности неразрешенного использования их водителями или посторонними лицами или нанесения порчи транспортным средствам.

97.11. Обеспечение безопасности перевозок пассажиров и грузов.

98. Для проведения с водителями и другими работниками учебных занятий по вопросам безопасности дорожного движения, демонстрации учебных фильмов в АТХ в специально выделенном помещении оборудуется кабинет (класс) безопасности движения (при отсутствии оборудованного кабинета (класса) занятия проводятся во временно выделенном (арендованном) помещении).

98.1. Работу в кабинете безопасности движения АТХ организует должностное лицо, на которое возложены обязанности по организации безопасности движения.

99. За должностным лицом, на которое возложены обязанности по безопасности движения, может в установленном порядке закрепляться легковой автомобиль без штатного водителя.

100. Повышение профессионального уровня водителей достигается:

100.1. Систематическим повышением профессионального мастерства путем применения форм и методов индивидуального и группового обучения в зависимости от возраста, стажа работы, психофизиологических возможностей, состояния здоровья, должности и других факторов.

100.2. Развитием автомобильного и мотоциклетного спорта (скоростное или фигурное маневрирование на автомобиле, мотоцикле, автомобильный слалом, автомобильное многоборье и т.д.).

100.3. Созданием оптимальных условий труда и отдыха водителей.

100.4. Воспитательной работой, направленной на формирование у водителей высокого уровня правосознания, чувства профессиональной ответственности за безопасность всех участников дорожного движения и сохранность вверенной техники.

101. Одной из форм учебно-воспитательной работы с водителями являются учебные сборы.

101.1. Программа, состав участников, порядок проведения и учебный план проведения учебного сбора утверждаются:

- для учреждений и органов УИС - руководством ФСИН России;

- для учреждений, подведомственных территориальному органу ФСИН России, учреждения, непосредственно подчиненного ФСИН России, - руководством территориального органа ФСИН России, учреждения, непосредственно подчиненного ФСИН России.

102. С целью повышения эффективности практических занятий (тренировок) участники сбора делятся на учебные группы.

103. В учебный план сбора должны включаться следующие теоретические и практические занятия (тренировки) по:

- изменениям в ПДД;

- наиболее сложным вопросам ПДД;

- совершенствованию техники управления транспортными средствами, в том числе выполнению упражнений по скоростному и фигурному маневрированиям и другим специальным упражнениям;

- отработке приемов по оказанию первой помощи пострадавшим в результате ДТП;

- отработке способов и приемов эвакуации людей из аварийного автомобиля, автобуса, правилам транспортировки пострадавших в результате ДТП в лечебное учреждение;

- предотвращению и тушению пожаров транспортных средств.

104. Предупреждение и учет дорожно-транспортных происшествий:

104.1. Сотрудниками учреждений и органов УИС, ответственных за безопасность дорожного движения (далее - БДД), в целях предупреждения и профилактики ДТП составляются годовой план мероприятий по предупреждению ДТП на служебном транспорте, а также годовой план проведения занятий с водителями, закрепленными за служебным транспортом. Планы утверждаются руководством ФСИН России (территориального органа ФСИН России, учреждения, непосредственно подчиненного ФСИН России) и направляются в территориальные органы ФСИН России, учреждения, непосредственно подчиненные ФСИН России (подчиненные подразделения).

104.2. Информация о ДТП с участием транспортных средств учреждений и органов УИС регистрируется в журнале учета дорожно-транспортных происшествий (Приложение N 15).

104.3. Информация, зарегистрированная в журнале учета дорожно-транспортных происшествий, должна ежеквартально сверяться с данными ГИБДД МВД России.

104.4. Порядок передачи информации о ДТП из учреждений, подчиненных территориальному органу ФСИН России (учреждений, подчиненных учреждению, непосредственно подчиненному ФСИН России), в территориальный орган ФСИН России (учреждение, непосредственно подчиненное ФСИН России) устанавливается руководством территориального органа ФСИН России (учреждения, непосредственно подчиненного ФСИН России).

104.5. Порядок передачи информации о ДТП из территориального органа ФСИН России, учреждения, непосредственно подчиненного ФСИН России, устанавливается руководством ФСИН России.

105. Объем передаваемой информации о ДТП и регистрируемой в журнале учета дорожно-транспортных происшествий должен быть достаточным для составления статистической отчетности за определенный период.

106. Оперативная информация о ДТП с участием транспортных средств ФСИН России, работников ФСИН России, повлекших смерть людей, передается в ФСИН России в установленном порядке.

107. По каждому дорожно-транспортному происшествию с участием транспортного средства ФСИН России проводится служебное расследование.

108. Отсутствие дорожно-транспортных происшествий в учреждениях и органах УИС не исключает необходимости постоянного проведения всего комплекса работ по их профилактике и предупреждению.

bazanpa.ru

24 Ответственность сотрудников уголовно-исполнительной системы в механизме противодействия коррупции

УДК 347.92

Ответственность сотрудников уголовно-исполнительной системы в механизме противодействия коррупции

С.А. Сивцов

Адъюнкт кафедры уголовно-исполнительного права Самарский юридический институт ФСИН России443022, г. Самара, ул. Рыльская, 24 «В» Е-маil: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье анализируются виды юридической ответственности, применяемые в отношении сотрудников уголовно-исполнительной системы Российской Федерации за совершение противоправных деяний коррупционного характера. Совершение противоправных деяний работниками УИС России является связующим звеном и определяющим фактором в применении определенных мер ответственности (наказания), предусмотренных за совершение дисциплинарных проступков, административных правонарушений и уголовных преступлений. Анализируются проблемы применения мер дисциплинарной и административной ответственности за совершение правонарушений сотрудниками ФСИН России.

Ключевые слова: коррупция; уголовно-исполнительная система; ответственность; дисциплинарный проступок; административное правонарушение; должностное лицо

Проявление и укоренение коррупционных отношений в системе правоохранительных органов крайне негативно влияют на процесс обеспечения законности и правопорядка в стране, напрямую противоречат задачам борьбы с преступностью, подрывают веру в эффективность правоохранительной деятельности, возможность обеспечить экономическую безопасность страны [2, с. 4].

В своих выступлениях Президент РФ Д.А. Медведев также утверждает, что коррупция должна стать не просто незаконной, она должна стать неприличной [3].

В рамках Концепции развития уголовно-исполнительной системы России до 2020 г. предполагается реализация комплекса мер по искоренению коррупции и должностных злоупотреблений в уголовно-исполнитель­ной системе (далее – УИС), определение в качестве приоритета в работе по предупреждению нарушений противодействия злоупотреблениям в сфере закупок для нужд УИС, незаконному содействию в условно-досрочном освобождении и коррупционному содействию в незаконном доступе в места лишения свободы предметов, как разрешенных, так и запрещенных к использованию.

Совершение противоправных деяний работниками УИС России является связующим звеном и определяющим фактором в применении определенных мер ответственности (наказания), предусмотренных за совершение дисциплинарных проступков, административных правонарушений и уголовных преступлений.

Дисциплинарная ответственность сотрудников ФСИН России, как и любая другая, реализуется в рамках правоохранительных отношений.

Специальным нормативно-правовым актом, регулирующим вопросы, связанные с привлечением сотрудников ФСИН России к дисциплинарной ответственности, будет являться Положение о службе в органах внутренних дел [5] (далее – Положение) в объеме, установленном Инструкцией о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел РФ в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы [6].

В данных нормативно-правовых актах закреплены все основные моменты, регулирующие прохождение службы сотрудниками, в том числе и привлечение оных к дисциплинарной ответственности за нарушение служебной дисциплины. Определение служебной дисциплины, перечень взысканий, порядок привлечения должностного лица к ответственности также регулируются этими документами. Причем привлечение сотрудника органа, исполняющего наказание, к дисциплинарной ответственности возможно только по решению начальника учреждения в соответствии с определенной процедурой.

Анализируя действующее законодательство, сотрудник несет ответственность за невыполнение своих должностных обязанностей, исполнение которых урегулировано контрактом, регулирующим вопросы трудового законодательства. За коррупционные деяния дисциплинарной ответственности не предусмотрено.

В ряде территориальных органов УИС руководители проявляют беспринципность в оценке должностных проступков подчиненных сотрудников, особенно в случаях вступления ими в запрещенную связь с осужденными, как при выявлении фактов передачи запрещенных предметов, так и при совершении иных нарушений законности. Вместо передачи материалов в следственные органы для принятия процессуального решения сотруднику, игнорируя указание директора ФСИН России о недопустимости увольнения сотрудников, совершивших правонарушения, по положительным мотивам, дают возможность уволиться, тем самым создавая предпосылки для совершения подобных правонарушений другими сотрудниками.

Данные обстоятельства способствуют сокрытию преступного деяния, переводят его в разряд латентного. Условиями, способствующими увеличению общего количества латентной преступности, служат тесные взаимоотношения между начальником и подчиненным в рамках отдела или, если смотреть шире, в рамках всего исправительного учреждения.

Следует также отметить, что в 2010 г. количество нарушений дисциплины, совершенных сотрудниками УИС, возросло в сравнении с 2008 и 2009 гг. на 15 185 (36,1%) и на 9 183 (21,8%) соответственно. При этом, как и в предыдущие годы, в 2010 г. наибольший удельный вес составляют нарушения исполнительской дисциплины – 29 498 случаев, или 70,1% (2008 г.– 17 254 случаев, или 64,2%, 2009 г. – 23 116 случаев, или 70,3%) [4, с. 3].

Допущенные личным составом нарушения служебной дисциплины возможны в большинстве случаев в результате игнорирования требований приказов и указаний ФСИН России, формального отношения руководителей к психологическим и воспитательным процессам.

Представленные статистические данные лишний раз подтверждают, что комплекс организационных и профилактических мероприятий, существующая работа по недопущению нарушения служебной дисциплины сотрудниками ФСИН России не дают положительных результатов, количественные показатели не падают, а растут, представляют собой один из факторов, способствующих совершению противоправных деяний коррупционной направленности.

Наряду с нарушением служебной дисциплины следует рассмотреть и применение административной ответственности за совершение правонарушений сотрудниками ФСИН России.

Возможность привлечения к административной ответственности властной стороны административно-правового отношения направлена на укрепление исполнительской дисциплины и повышение ответственности должностных лиц, государственных и муниципальных служащих [1, с. 22].

Нормативно-правовым актом, регулирующим аспекты административной ответственности, является Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ). Фактическим основанием административной ответственности выступает совершение административного правонарушения, означающее противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность (ст. 2.1 КоАП РФ). К числу субъектов, к которым возможно применить административную ответственность, относятся и должностные лица органов государственной власти, куда входят и работники ФСИН России. Понятие должностного лица закреплено как в административном (ст. 2.1 КоАП РФ), так и в уголовном законодательстве (примечание к ст. 285 УК РФ), в основных моментах данные определения совпадают, что позволяет судить о едином подходе по отношению к этому понятию в российском законодательстве.

В соответствии с ч. 1 ст. 2.5 КоАП РФ сотрудники УИС России, органов внутренних дел и другие, имеющие специальные звания, несут ответственность за административные правонарушения в соответствии с федеральными законами РФ и иными нормативными правовыми актами, регламентирующими прохождение службы в данных правоохранительных органах.

Однако есть исключения, в соответствии с которыми сотрудники уголовно-исполнительной системы России несут административную ответственность на общих основаниях в соответствии с ч. 2 ст. 2.5 КоАП РФ. Это административные правонарушения избирательных прав граждан, нарушение правил дорожного движения, требования пожарной безопасности вне места службы, в области налогов, сборов и финансов и т.д. Отличительной особенностью применения административных наказаний, предусмотренных за данные административные правонарушения, является запрет на применение административного ареста в отношении сотрудников ФСИН России.

Статья 19.12 КоАП РФ «Передача либо попытка передачи запрещенных предметов лицам, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, следственных изоляторах или изоляторах временного содержания» представляет собой состав административного правонарушения, совершаемого при исполнении наказаний.

Действия, образующие объективную сторону данного правонарушения, выражаются в передаче либо попытке передачи любым способом лицам, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, следственных изоляторах или изоляторах временного содержания, предметов, веществ или продуктов питания, приобретение, хранение или использование которых запрещено законом. В соответствии с ч. 8 ст. 82 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации перечень запрещенных предметов устанавливается Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений [7].

Совершение данного деяния работником УИС России не исключается смыслом применяющейся административно-правовой нормы. Работниками УИС России в данном контексте выступают как должностные лица ФСИН России, имеющие специальные звания и занимающие должность в структуре государственных органов, исполняющих наказание, так и неаттестованные работники, обладающие правом проходить на территорию исправительного учреждения (медицинские работники, учителя, мастера, шоферы и т.д.).

Общественная опасность, исходящая от сотрудников как субъектов административного правонарушения на порядок выше опасности, исходящей от иных лиц, совершающих административное правонарушение против порядка управления, и выражается в следующем: во-первых, работник УИС России непосредственно сталкивается с режимными ограничениями в процессе исполнения своих обязанностей и совершаемые ими противоправные действия негативно влияют на оперативную обстановку исправительного учреждения. Во-вторых, он прекрасно осознает возможность наступления негативных последствий применения запрещенных предметов и вещей осужденными в своих противоправных целях в виде совершения новых противоправных деяний, вплоть до совершения уголовных преступлений, в том числе убийства. В-третьих, у данного субъекта имеется больше возможностей в совершении административного правонарушения, так как он более осведомлен о методах противодействия проникновению запрещенных предметов в исправительное учреждение.

Мотивом совершения данного правонарушения будет являться корысть, в основном получение денежных средств, т.е. здесь налицо состав коррупционного преступления. Несмотря на это, не всегда удается установить коррупционный аспект совершения данных деяний, выявить, что оно было осуществлено за вознаграждение, и в таком случае данные действия сотрудника подпадают под состав административного правонарушения.

Немаловажно и то, что в соответствии с Указом Президента РФ от 8 октября 1997 г. №1100 «О реформировании уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации» и Федеральным законом от 21 июля 1998 г. №117-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы» сотрудники УИС России за незаконную передачу запрещенных предметов несут ответственность как за дисциплинарный проступок. Поэтому к ним применяется не административные наказания, а дисциплинарные взыскания, накладываемые на них начальниками учреждений, в которых эти сотрудники проходят службу.

Таким образом, сотрудник, совершая данное административное правонарушение, подлежит лишь дисциплинарной ответственности. И действующая административно-правовая норма (ст. 19.12 КоАП РФ) не учитывает всей существующей опасности от совершения данного деяния работниками ФСИН России для нормального функционирования учреждения, исполняющего наказание.

Тем самым, на наш взгляд, административная норма, предусмотренная ст. 19.12 КоАП РФ, не удовлетворяет основным принципам применения юридической ответственности и не служит мерой противодействия совершения как административных правонарушений, так и уголовных преступлений.

Выделение же в уголовном законодательстве России нормы, регулирующей запрет передачи либо попытки передачи запрещенных предметов любым способом на территорию исправительного учреждения работником ФСИН России, на наш взгляд, будет более действенной мерой, во-первых, влияющей на уменьшение случаев проноса запрещенных предметов на территорию учреждения; во-вторых, позволяющей сократить количество латентных преступлений; в-третьих, являющейся как превентивной мерой для совершения аналогичных правонарушений и преступлений, так и одним из основных факторов, способствующих сокращению преступлений коррупционной направленности в механизме противодействия коррупционным проявлениям в УИС России.

Библиографический список

  1. Липатов Э.Г., Филатова А.В., Чаннов С.Е. Административная ответственность: учеб.-практ. пособие / под ред. С.Е. Чаннова М.: Волтерс Клувер, 2010. 396 с.

  2. Макаров А.А. Коррупция в системе органов внутренних дел. М.: Nota Bene, 2009. 192 с.

  3. Медведев Д.А. Коррупция должна быть не просто незаконной, она должна стать неприличной [Электронный ресурс]. Материалы официального сайта Президента РФ. URL: http://blog.kremlin.ru/post/15/transcript. Загл. с экрана (дата обращения: 25.09.2010).

  4. Обзор о состоянии дисциплины и законности среди сотрудников УИС за 2010 год. М.: ФСИН России, 2011. 147 с.

  5. Положение о службе в органах внутренних дел [Электронный ресурс]. Материалы сайта. URL: http://www.mvd.ru/work/polozhenie. Загл. с экрана (дата обращения: 15.08.2011).

  6. Приказ Минюста России от 6 июня 2005 г. №76 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы КонсультантПлюс (дата обращения: 15.08.2011).

  7. Приложение 1 Правил внутреннего распорядка: утв. Приказом Минюста России от 3 ноября 2005 г. №205) [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы КонсультантПлюс (дата обращения: 20.08.2011).

Page 2

The article analyzes the views of the legal responsibility applicable to the staff of criminal-executive system of the Russian Federation for the commission of wrongful acts of corruption. According to the author of the manifestations of corruption in the system of law-enforcement bodies shall entail extremely negative effects on the rule of law in the country that directly contradict the objectives of the fight against crime, undermine faith in the effectiveness of the law enforcement activities and the possibility to ensure the economic security of the country.

The commission of unlawful acts of employees of the criminal-executive system of Russia is the link and the determining factor in the application of certain measures of responsibility (penalties)provided for the commission of disciplinary offences, administrative offences and criminal offences. This article argues that a complex of organizational and preventive measures and the present work to prevent the violation of service discipline staff of criminal-executive system does not produce positive results. The author analyzes the problems of application of measures of disciplinary and administrative liability for offences by officers of the federal service of Russia. The article proposes the introduction of criminal liability for transmission or attempted transmission of prohibited items on the territory of the correctional institution employee of the criminal-executive system. The author proves that the introduction of criminal liability would be more effective measure affecting the reduction of cases of introduction of prohibited articles into the territory of the correctional institution, will allow to reduce the number of latent crimes and will be a preventive measure, as to commit similar offences and crimes, and one of the main factors contributing to the reduction of corruption-related crimes in the mechanism of anti-corruption activities in the criminal-executive system of Russia.

Keywords: corruption; criminal-executive system; the responsibility; disciplinary offence; administrative offence; or an official

Bibliograficheskijj spisok

  1. Lipatov Eh.G., Filatova A.V., Channov S.E. Administrativnaja otvetstvennost': ucheb.-prakt. posobie / pod red. S.E. ChannovaM.: VoltersKluver, 2010. 396 s.

  2. Makarov A.A. Korrupcija v sisteme organov vnutrennikh del. M.: Nota Bene, 2009. 192 s.

  3. Medvedev D.A. Korrupcija dolzhna byt' ne prosto nezakonnojj, ona dolzhna stat' neprilichnojj [Ehlektronnyjj resurs]. Materialy oficial'nogo sajjta Prezidenta RF. URL: http://blog.kremlin.ru/post/15/transcript. Zagl. sehkrana (data obrashhenija: 25.09.2010).

  4. Obzor o sostojanii discipliny i zakonnosti sredi sotrudnikov UIS za 2010 god. M.: FSIN Rossii, 2011. 147 s.

  5. Polozhenie o sluzhbe v organakh vnutrennikh del [Ehlektronnyjj resurs]. Materialy sajjta. URL: http://www.mvd.ru/work/polozhenie. Zagl.sehkrana (data obrashhenija: 15.08.2011).

  6. Prikaz Minjusta Rossii ot 6 ijunja 2005 g. №76 [Ehlektronnyjj resurs]. Dostup iz sprav.-pravovojj sistemy Konsul'tantPljus (data obrashhenija: 15.08.2011).

  7. Prilozhenie 1 Pravil vnutrennego rasporjadka: utv. Prikazom Minjusta Rossii ot 3 nojabrja 2005 g. №205) [Ehlektronnyjj resurs]. Dostup iz sprav.-pravovojj sistemy Konsul'tantPljus (data obrashhenija: 20.08.2011).

www.jurvestnik.psu.ru

24 Ответственность сотрудников уголовно-исполнительной системы в механизме противодействия коррупции

УДК 347.92

Ответственность сотрудников уголовно-исполнительной системы в механизме противодействия коррупции

С.А. Сивцов

Адъюнкт кафедры уголовно-исполнительного права Самарский юридический институт ФСИН России443022, г. Самара, ул. Рыльская, 24 «В» Е-маil: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье анализируются виды юридической ответственности, применяемые в отношении сотрудников уголовно-исполнительной системы Российской Федерации за совершение противоправных деяний коррупционного характера. Совершение противоправных деяний работниками УИС России является связующим звеном и определяющим фактором в применении определенных мер ответственности (наказания), предусмотренных за совершение дисциплинарных проступков, административных правонарушений и уголовных преступлений. Анализируются проблемы применения мер дисциплинарной и административной ответственности за совершение правонарушений сотрудниками ФСИН России.

Ключевые слова: коррупция; уголовно-исполнительная система; ответственность; дисциплинарный проступок; административное правонарушение; должностное лицо

Проявление и укоренение коррупционных отношений в системе правоохранительных органов крайне негативно влияют на процесс обеспечения законности и правопорядка в стране, напрямую противоречат задачам борьбы с преступностью, подрывают веру в эффективность правоохранительной деятельности, возможность обеспечить экономическую безопасность страны [2, с. 4].

В своих выступлениях Президент РФ Д.А. Медведев также утверждает, что коррупция должна стать не просто незаконной, она должна стать неприличной [3].

В рамках Концепции развития уголовно-исполнительной системы России до 2020 г. предполагается реализация комплекса мер по искоренению коррупции и должностных злоупотреблений в уголовно-исполнитель­ной системе (далее – УИС), определение в качестве приоритета в работе по предупреждению нарушений противодействия злоупотреблениям в сфере закупок для нужд УИС, незаконному содействию в условно-досрочном освобождении и коррупционному содействию в незаконном доступе в места лишения свободы предметов, как разрешенных, так и запрещенных к использованию.

Совершение противоправных деяний работниками УИС России является связующим звеном и определяющим фактором в применении определенных мер ответственности (наказания), предусмотренных за совершение дисциплинарных проступков, административных правонарушений и уголовных преступлений.

Дисциплинарная ответственность сотрудников ФСИН России, как и любая другая, реализуется в рамках правоохранительных отношений.

Специальным нормативно-правовым актом, регулирующим вопросы, связанные с привлечением сотрудников ФСИН России к дисциплинарной ответственности, будет являться Положение о службе в органах внутренних дел [5] (далее – Положение) в объеме, установленном Инструкцией о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел РФ в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы [6].

В данных нормативно-правовых актах закреплены все основные моменты, регулирующие прохождение службы сотрудниками, в том числе и привлечение оных к дисциплинарной ответственности за нарушение служебной дисциплины. Определение служебной дисциплины, перечень взысканий, порядок привлечения должностного лица к ответственности также регулируются этими документами. Причем привлечение сотрудника органа, исполняющего наказание, к дисциплинарной ответственности возможно только по решению начальника учреждения в соответствии с определенной процедурой.

Анализируя действующее законодательство, сотрудник несет ответственность за невыполнение своих должностных обязанностей, исполнение которых урегулировано контрактом, регулирующим вопросы трудового законодательства. За коррупционные деяния дисциплинарной ответственности не предусмотрено.

В ряде территориальных органов УИС руководители проявляют беспринципность в оценке должностных проступков подчиненных сотрудников, особенно в случаях вступления ими в запрещенную связь с осужденными, как при выявлении фактов передачи запрещенных предметов, так и при совершении иных нарушений законности. Вместо передачи материалов в следственные органы для принятия процессуального решения сотруднику, игнорируя указание директора ФСИН России о недопустимости увольнения сотрудников, совершивших правонарушения, по положительным мотивам, дают возможность уволиться, тем самым создавая предпосылки для совершения подобных правонарушений другими сотрудниками.

Данные обстоятельства способствуют сокрытию преступного деяния, переводят его в разряд латентного. Условиями, способствующими увеличению общего количества латентной преступности, служат тесные взаимоотношения между начальником и подчиненным в рамках отдела или, если смотреть шире, в рамках всего исправительного учреждения.

Следует также отметить, что в 2010 г. количество нарушений дисциплины, совершенных сотрудниками УИС, возросло в сравнении с 2008 и 2009 гг. на 15 185 (36,1%) и на 9 183 (21,8%) соответственно. При этом, как и в предыдущие годы, в 2010 г. наибольший удельный вес составляют нарушения исполнительской дисциплины – 29 498 случаев, или 70,1% (2008 г.– 17 254 случаев, или 64,2%, 2009 г. – 23 116 случаев, или 70,3%) [4, с. 3].

Допущенные личным составом нарушения служебной дисциплины возможны в большинстве случаев в результате игнорирования требований приказов и указаний ФСИН России, формального отношения руководителей к психологическим и воспитательным процессам.

Представленные статистические данные лишний раз подтверждают, что комплекс организационных и профилактических мероприятий, существующая работа по недопущению нарушения служебной дисциплины сотрудниками ФСИН России не дают положительных результатов, количественные показатели не падают, а растут, представляют собой один из факторов, способствующих совершению противоправных деяний коррупционной направленности.

Наряду с нарушением служебной дисциплины следует рассмотреть и применение административной ответственности за совершение правонарушений сотрудниками ФСИН России.

Возможность привлечения к административной ответственности властной стороны административно-правового отношения направлена на укрепление исполнительской дисциплины и повышение ответственности должностных лиц, государственных и муниципальных служащих [1, с. 22].

Нормативно-правовым актом, регулирующим аспекты административной ответственности, является Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ). Фактическим основанием административной ответственности выступает совершение административного правонарушения, означающее противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность (ст. 2.1 КоАП РФ). К числу субъектов, к которым возможно применить административную ответственность, относятся и должностные лица органов государственной власти, куда входят и работники ФСИН России. Понятие должностного лица закреплено как в административном (ст. 2.1 КоАП РФ), так и в уголовном законодательстве (примечание к ст. 285 УК РФ), в основных моментах данные определения совпадают, что позволяет судить о едином подходе по отношению к этому понятию в российском законодательстве.

В соответствии с ч. 1 ст. 2.5 КоАП РФ сотрудники УИС России, органов внутренних дел и другие, имеющие специальные звания, несут ответственность за административные правонарушения в соответствии с федеральными законами РФ и иными нормативными правовыми актами, регламентирующими прохождение службы в данных правоохранительных органах.

Однако есть исключения, в соответствии с которыми сотрудники уголовно-исполнительной системы России несут административную ответственность на общих основаниях в соответствии с ч. 2 ст. 2.5 КоАП РФ. Это административные правонарушения избирательных прав граждан, нарушение правил дорожного движения, требования пожарной безопасности вне места службы, в области налогов, сборов и финансов и т.д. Отличительной особенностью применения административных наказаний, предусмотренных за данные административные правонарушения, является запрет на применение административного ареста в отношении сотрудников ФСИН России.

Статья 19.12 КоАП РФ «Передача либо попытка передачи запрещенных предметов лицам, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, следственных изоляторах или изоляторах временного содержания» представляет собой состав административного правонарушения, совершаемого при исполнении наказаний.

Действия, образующие объективную сторону данного правонарушения, выражаются в передаче либо попытке передачи любым способом лицам, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, следственных изоляторах или изоляторах временного содержания, предметов, веществ или продуктов питания, приобретение, хранение или использование которых запрещено законом. В соответствии с ч. 8 ст. 82 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации перечень запрещенных предметов устанавливается Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений [7].

Совершение данного деяния работником УИС России не исключается смыслом применяющейся административно-правовой нормы. Работниками УИС России в данном контексте выступают как должностные лица ФСИН России, имеющие специальные звания и занимающие должность в структуре государственных органов, исполняющих наказание, так и неаттестованные работники, обладающие правом проходить на территорию исправительного учреждения (медицинские работники, учителя, мастера, шоферы и т.д.).

Общественная опасность, исходящая от сотрудников как субъектов административного правонарушения на порядок выше опасности, исходящей от иных лиц, совершающих административное правонарушение против порядка управления, и выражается в следующем: во-первых, работник УИС России непосредственно сталкивается с режимными ограничениями в процессе исполнения своих обязанностей и совершаемые ими противоправные действия негативно влияют на оперативную обстановку исправительного учреждения. Во-вторых, он прекрасно осознает возможность наступления негативных последствий применения запрещенных предметов и вещей осужденными в своих противоправных целях в виде совершения новых противоправных деяний, вплоть до совершения уголовных преступлений, в том числе убийства. В-третьих, у данного субъекта имеется больше возможностей в совершении административного правонарушения, так как он более осведомлен о методах противодействия проникновению запрещенных предметов в исправительное учреждение.

Мотивом совершения данного правонарушения будет являться корысть, в основном получение денежных средств, т.е. здесь налицо состав коррупционного преступления. Несмотря на это, не всегда удается установить коррупционный аспект совершения данных деяний, выявить, что оно было осуществлено за вознаграждение, и в таком случае данные действия сотрудника подпадают под состав административного правонарушения.

Немаловажно и то, что в соответствии с Указом Президента РФ от 8 октября 1997 г. №1100 «О реформировании уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации» и Федеральным законом от 21 июля 1998 г. №117-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы» сотрудники УИС России за незаконную передачу запрещенных предметов несут ответственность как за дисциплинарный проступок. Поэтому к ним применяется не административные наказания, а дисциплинарные взыскания, накладываемые на них начальниками учреждений, в которых эти сотрудники проходят службу.

Таким образом, сотрудник, совершая данное административное правонарушение, подлежит лишь дисциплинарной ответственности. И действующая административно-правовая норма (ст. 19.12 КоАП РФ) не учитывает всей существующей опасности от совершения данного деяния работниками ФСИН России для нормального функционирования учреждения, исполняющего наказание.

Тем самым, на наш взгляд, административная норма, предусмотренная ст. 19.12 КоАП РФ, не удовлетворяет основным принципам применения юридической ответственности и не служит мерой противодействия совершения как административных правонарушений, так и уголовных преступлений.

Выделение же в уголовном законодательстве России нормы, регулирующей запрет передачи либо попытки передачи запрещенных предметов любым способом на территорию исправительного учреждения работником ФСИН России, на наш взгляд, будет более действенной мерой, во-первых, влияющей на уменьшение случаев проноса запрещенных предметов на территорию учреждения; во-вторых, позволяющей сократить количество латентных преступлений; в-третьих, являющейся как превентивной мерой для совершения аналогичных правонарушений и преступлений, так и одним из основных факторов, способствующих сокращению преступлений коррупционной направленности в механизме противодействия коррупционным проявлениям в УИС России.

Библиографический список

  1. Липатов Э.Г., Филатова А.В., Чаннов С.Е. Административная ответственность: учеб.-практ. пособие / под ред. С.Е. Чаннова М.: Волтерс Клувер, 2010. 396 с.

  2. Макаров А.А. Коррупция в системе органов внутренних дел. М.: Nota Bene, 2009. 192 с.

  3. Медведев Д.А. Коррупция должна быть не просто незаконной, она должна стать неприличной [Электронный ресурс]. Материалы официального сайта Президента РФ. URL: http://blog.kremlin.ru/post/15/transcript. Загл. с экрана (дата обращения: 25.09.2010).

  4. Обзор о состоянии дисциплины и законности среди сотрудников УИС за 2010 год. М.: ФСИН России, 2011. 147 с.

  5. Положение о службе в органах внутренних дел [Электронный ресурс]. Материалы сайта. URL: http://www.mvd.ru/work/polozhenie. Загл. с экрана (дата обращения: 15.08.2011).

  6. Приказ Минюста России от 6 июня 2005 г. №76 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы КонсультантПлюс (дата обращения: 15.08.2011).

  7. Приложение 1 Правил внутреннего распорядка: утв. Приказом Минюста России от 3 ноября 2005 г. №205) [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы КонсультантПлюс (дата обращения: 20.08.2011).

Page 2

УДК 347.92

Ответственность сотрудников уголовно-исполнительной системы в механизме противодействия коррупции

С.А. Сивцов

Адъюнкт кафедры уголовно-исполнительного права Самарский юридический институт ФСИН России443022, г. Самара, ул. Рыльская, 24 «В» Е-маil: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье анализируются виды юридической ответственности, применяемые в отношении сотрудников уголовно-исполнительной системы Российской Федерации за совершение противоправных деяний коррупционного характера. Совершение противоправных деяний работниками УИС России является связующим звеном и определяющим фактором в применении определенных мер ответственности (наказания), предусмотренных за совершение дисциплинарных проступков, административных правонарушений и уголовных преступлений. Анализируются проблемы применения мер дисциплинарной и административной ответственности за совершение правонарушений сотрудниками ФСИН России.

Ключевые слова: коррупция; уголовно-исполнительная система; ответственность; дисциплинарный проступок; административное правонарушение; должностное лицо

Проявление и укоренение коррупционных отношений в системе правоохранительных органов крайне негативно влияют на процесс обеспечения законности и правопорядка в стране, напрямую противоречат задачам борьбы с преступностью, подрывают веру в эффективность правоохранительной деятельности, возможность обеспечить экономическую безопасность страны [2, с. 4].

В своих выступлениях Президент РФ Д.А. Медведев также утверждает, что коррупция должна стать не просто незаконной, она должна стать неприличной [3].

В рамках Концепции развития уголовно-исполнительной системы России до 2020 г. предполагается реализация комплекса мер по искоренению коррупции и должностных злоупотреблений в уголовно-исполнитель­ной системе (далее – УИС), определение в качестве приоритета в работе по предупреждению нарушений противодействия злоупотреблениям в сфере закупок для нужд УИС, незаконному содействию в условно-досрочном освобождении и коррупционному содействию в незаконном доступе в места лишения свободы предметов, как разрешенных, так и запрещенных к использованию.

Совершение противоправных деяний работниками УИС России является связующим звеном и определяющим фактором в применении определенных мер ответственности (наказания), предусмотренных за совершение дисциплинарных проступков, административных правонарушений и уголовных преступлений.

Дисциплинарная ответственность сотрудников ФСИН России, как и любая другая, реализуется в рамках правоохранительных отношений.

Специальным нормативно-правовым актом, регулирующим вопросы, связанные с привлечением сотрудников ФСИН России к дисциплинарной ответственности, будет являться Положение о службе в органах внутренних дел [5] (далее – Положение) в объеме, установленном Инструкцией о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел РФ в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы [6].

В данных нормативно-правовых актах закреплены все основные моменты, регулирующие прохождение службы сотрудниками, в том числе и привлечение оных к дисциплинарной ответственности за нарушение служебной дисциплины. Определение служебной дисциплины, перечень взысканий, порядок привлечения должностного лица к ответственности также регулируются этими документами. Причем привлечение сотрудника органа, исполняющего наказание, к дисциплинарной ответственности возможно только по решению начальника учреждения в соответствии с определенной процедурой.

Анализируя действующее законодательство, сотрудник несет ответственность за невыполнение своих должностных обязанностей, исполнение которых урегулировано контрактом, регулирующим вопросы трудового законодательства. За коррупционные деяния дисциплинарной ответственности не предусмотрено.

В ряде территориальных органов УИС руководители проявляют беспринципность в оценке должностных проступков подчиненных сотрудников, особенно в случаях вступления ими в запрещенную связь с осужденными, как при выявлении фактов передачи запрещенных предметов, так и при совершении иных нарушений законности. Вместо передачи материалов в следственные органы для принятия процессуального решения сотруднику, игнорируя указание директора ФСИН России о недопустимости увольнения сотрудников, совершивших правонарушения, по положительным мотивам, дают возможность уволиться, тем самым создавая предпосылки для совершения подобных правонарушений другими сотрудниками.

Данные обстоятельства способствуют сокрытию преступного деяния, переводят его в разряд латентного. Условиями, способствующими увеличению общего количества латентной преступности, служат тесные взаимоотношения между начальником и подчиненным в рамках отдела или, если смотреть шире, в рамках всего исправительного учреждения.

Следует также отметить, что в 2010 г. количество нарушений дисциплины, совершенных сотрудниками УИС, возросло в сравнении с 2008 и 2009 гг. на 15 185 (36,1%) и на 9 183 (21,8%) соответственно. При этом, как и в предыдущие годы, в 2010 г. наибольший удельный вес составляют нарушения исполнительской дисциплины – 29 498 случаев, или 70,1% (2008 г.– 17 254 случаев, или 64,2%, 2009 г. – 23 116 случаев, или 70,3%) [4, с. 3].

Допущенные личным составом нарушения служебной дисциплины возможны в большинстве случаев в результате игнорирования требований приказов и указаний ФСИН России, формального отношения руководителей к психологическим и воспитательным процессам.

Представленные статистические данные лишний раз подтверждают, что комплекс организационных и профилактических мероприятий, существующая работа по недопущению нарушения служебной дисциплины сотрудниками ФСИН России не дают положительных результатов, количественные показатели не падают, а растут, представляют собой один из факторов, способствующих совершению противоправных деяний коррупционной направленности.

Наряду с нарушением служебной дисциплины следует рассмотреть и применение административной ответственности за совершение правонарушений сотрудниками ФСИН России.

Возможность привлечения к административной ответственности властной стороны административно-правового отношения направлена на укрепление исполнительской дисциплины и повышение ответственности должностных лиц, государственных и муниципальных служащих [1, с. 22].

Нормативно-правовым актом, регулирующим аспекты административной ответственности, является Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ). Фактическим основанием административной ответственности выступает совершение административного правонарушения, означающее противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность (ст. 2.1 КоАП РФ). К числу субъектов, к которым возможно применить административную ответственность, относятся и должностные лица органов государственной власти, куда входят и работники ФСИН России. Понятие должностного лица закреплено как в административном (ст. 2.1 КоАП РФ), так и в уголовном законодательстве (примечание к ст. 285 УК РФ), в основных моментах данные определения совпадают, что позволяет судить о едином подходе по отношению к этому понятию в российском законодательстве.

В соответствии с ч. 1 ст. 2.5 КоАП РФ сотрудники УИС России, органов внутренних дел и другие, имеющие специальные звания, несут ответственность за административные правонарушения в соответствии с федеральными законами РФ и иными нормативными правовыми актами, регламентирующими прохождение службы в данных правоохранительных органах.

Однако есть исключения, в соответствии с которыми сотрудники уголовно-исполнительной системы России несут административную ответственность на общих основаниях в соответствии с ч. 2 ст. 2.5 КоАП РФ. Это административные правонарушения избирательных прав граждан, нарушение правил дорожного движения, требования пожарной безопасности вне места службы, в области налогов, сборов и финансов и т.д. Отличительной особенностью применения административных наказаний, предусмотренных за данные административные правонарушения, является запрет на применение административного ареста в отношении сотрудников ФСИН России.

Статья 19.12 КоАП РФ «Передача либо попытка передачи запрещенных предметов лицам, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, следственных изоляторах или изоляторах временного содержания» представляет собой состав административного правонарушения, совершаемого при исполнении наказаний.

Действия, образующие объективную сторону данного правонарушения, выражаются в передаче либо попытке передачи любым способом лицам, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, следственных изоляторах или изоляторах временного содержания, предметов, веществ или продуктов питания, приобретение, хранение или использование которых запрещено законом. В соответствии с ч. 8 ст. 82 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации перечень запрещенных предметов устанавливается Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений [7].

Совершение данного деяния работником УИС России не исключается смыслом применяющейся административно-правовой нормы. Работниками УИС России в данном контексте выступают как должностные лица ФСИН России, имеющие специальные звания и занимающие должность в структуре государственных органов, исполняющих наказание, так и неаттестованные работники, обладающие правом проходить на территорию исправительного учреждения (медицинские работники, учителя, мастера, шоферы и т.д.).

Общественная опасность, исходящая от сотрудников как субъектов административного правонарушения на порядок выше опасности, исходящей от иных лиц, совершающих административное правонарушение против порядка управления, и выражается в следующем: во-первых, работник УИС России непосредственно сталкивается с режимными ограничениями в процессе исполнения своих обязанностей и совершаемые ими противоправные действия негативно влияют на оперативную обстановку исправительного учреждения. Во-вторых, он прекрасно осознает возможность наступления негативных последствий применения запрещенных предметов и вещей осужденными в своих противоправных целях в виде совершения новых противоправных деяний, вплоть до совершения уголовных преступлений, в том числе убийства. В-третьих, у данного субъекта имеется больше возможностей в совершении административного правонарушения, так как он более осведомлен о методах противодействия проникновению запрещенных предметов в исправительное учреждение.

Мотивом совершения данного правонарушения будет являться корысть, в основном получение денежных средств, т.е. здесь налицо состав коррупционного преступления. Несмотря на это, не всегда удается установить коррупционный аспект совершения данных деяний, выявить, что оно было осуществлено за вознаграждение, и в таком случае данные действия сотрудника подпадают под состав административного правонарушения.

Немаловажно и то, что в соответствии с Указом Президента РФ от 8 октября 1997 г. №1100 «О реформировании уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации» и Федеральным законом от 21 июля 1998 г. №117-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы» сотрудники УИС России за незаконную передачу запрещенных предметов несут ответственность как за дисциплинарный проступок. Поэтому к ним применяется не административные наказания, а дисциплинарные взыскания, накладываемые на них начальниками учреждений, в которых эти сотрудники проходят службу.

Таким образом, сотрудник, совершая данное административное правонарушение, подлежит лишь дисциплинарной ответственности. И действующая административно-правовая норма (ст. 19.12 КоАП РФ) не учитывает всей существующей опасности от совершения данного деяния работниками ФСИН России для нормального функционирования учреждения, исполняющего наказание.

Тем самым, на наш взгляд, административная норма, предусмотренная ст. 19.12 КоАП РФ, не удовлетворяет основным принципам применения юридической ответственности и не служит мерой противодействия совершения как административных правонарушений, так и уголовных преступлений.

Выделение же в уголовном законодательстве России нормы, регулирующей запрет передачи либо попытки передачи запрещенных предметов любым способом на территорию исправительного учреждения работником ФСИН России, на наш взгляд, будет более действенной мерой, во-первых, влияющей на уменьшение случаев проноса запрещенных предметов на территорию учреждения; во-вторых, позволяющей сократить количество латентных преступлений; в-третьих, являющейся как превентивной мерой для совершения аналогичных правонарушений и преступлений, так и одним из основных факторов, способствующих сокращению преступлений коррупционной направленности в механизме противодействия коррупционным проявлениям в УИС России.

Библиографический список

  1. Липатов Э.Г., Филатова А.В., Чаннов С.Е. Административная ответственность: учеб.-практ. пособие / под ред. С.Е. Чаннова М.: Волтерс Клувер, 2010. 396 с.

  2. Макаров А.А. Коррупция в системе органов внутренних дел. М.: Nota Bene, 2009. 192 с.

  3. Медведев Д.А. Коррупция должна быть не просто незаконной, она должна стать неприличной [Электронный ресурс]. Материалы официального сайта Президента РФ. URL: http://blog.kremlin.ru/post/15/transcript. Загл. с экрана (дата обращения: 25.09.2010).

  4. Обзор о состоянии дисциплины и законности среди сотрудников УИС за 2010 год. М.: ФСИН России, 2011. 147 с.

  5. Положение о службе в органах внутренних дел [Электронный ресурс]. Материалы сайта. URL: http://www.mvd.ru/work/polozhenie. Загл. с экрана (дата обращения: 15.08.2011).

  6. Приказ Минюста России от 6 июня 2005 г. №76 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы КонсультантПлюс (дата обращения: 15.08.2011).

  7. Приложение 1 Правил внутреннего распорядка: утв. Приказом Минюста России от 3 ноября 2005 г. №205) [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы КонсультантПлюс (дата обращения: 20.08.2011).

Page 3

The article analyzes the views of the legal responsibility applicable to the staff of criminal-executive system of the Russian Federation for the commission of wrongful acts of corruption. According to the author of the manifestations of corruption in the system of law-enforcement bodies shall entail extremely negative effects on the rule of law in the country that directly contradict the objectives of the fight against crime, undermine faith in the effectiveness of the law enforcement activities and the possibility to ensure the economic security of the country.

The commission of unlawful acts of employees of the criminal-executive system of Russia is the link and the determining factor in the application of certain measures of responsibility (penalties)provided for the commission of disciplinary offences, administrative offences and criminal offences. This article argues that a complex of organizational and preventive measures and the present work to prevent the violation of service discipline staff of criminal-executive system does not produce positive results. The author analyzes the problems of application of measures of disciplinary and administrative liability for offences by officers of the federal service of Russia. The article proposes the introduction of criminal liability for transmission or attempted transmission of prohibited items on the territory of the correctional institution employee of the criminal-executive system. The author proves that the introduction of criminal liability would be more effective measure affecting the reduction of cases of introduction of prohibited articles into the territory of the correctional institution, will allow to reduce the number of latent crimes and will be a preventive measure, as to commit similar offences and crimes, and one of the main factors contributing to the reduction of corruption-related crimes in the mechanism of anti-corruption activities in the criminal-executive system of Russia.

Keywords: corruption; criminal-executive system; the responsibility; disciplinary offence; administrative offence; or an official

Bibliograficheskijj spisok

  1. Lipatov Eh.G., Filatova A.V., Channov S.E. Administrativnaja otvetstvennost': ucheb.-prakt. posobie / pod red. S.E. ChannovaM.: VoltersKluver, 2010. 396 s.

  2. Makarov A.A. Korrupcija v sisteme organov vnutrennikh del. M.: Nota Bene, 2009. 192 s.

  3. Medvedev D.A. Korrupcija dolzhna byt' ne prosto nezakonnojj, ona dolzhna stat' neprilichnojj [Ehlektronnyjj resurs]. Materialy oficial'nogo sajjta Prezidenta RF. URL: http://blog.kremlin.ru/post/15/transcript. Zagl. sehkrana (data obrashhenija: 25.09.2010).

  4. Obzor o sostojanii discipliny i zakonnosti sredi sotrudnikov UIS za 2010 god. M.: FSIN Rossii, 2011. 147 s.

  5. Polozhenie o sluzhbe v organakh vnutrennikh del [Ehlektronnyjj resurs]. Materialy sajjta. URL: http://www.mvd.ru/work/polozhenie. Zagl.sehkrana (data obrashhenija: 15.08.2011).

  6. Prikaz Minjusta Rossii ot 6 ijunja 2005 g. №76 [Ehlektronnyjj resurs]. Dostup iz sprav.-pravovojj sistemy Konsul'tantPljus (data obrashhenija: 15.08.2011).

  7. Prilozhenie 1 Pravil vnutrennego rasporjadka: utv. Prikazom Minjusta Rossii ot 3 nojabrja 2005 g. №205) [Ehlektronnyjj resurs]. Dostup iz sprav.-pravovojj sistemy Konsul'tantPljus (data obrashhenija: 20.08.2011).

www.jurvestnik.psu.ru

Занятия по ПДД провели в ИК-3 УФСИН России по Оренбургской области

Для предотвращения ДТП среди личного состава учреждения в ИК-3 были организованы занятия с участием сотрудника полиции. В рамках занятий по БСП в ИК-3 присутствовал инспектор по пропаганде безопасности дорожного движения ОГИБДД ОМВД России по г. Новотроицку Тимофей Бугунщук. Тема занятия «Правонарушения, совершаемые сотрудниками УИС в сфере безопасности дорожного движения и эксплуатации транспортных средств». Собравшихся ознакомили с Постановлением Правительства РФ от 02.04.2015 № 315 «О внесении изменений в правила дорожного движения Российской Федерации», а также предупредили об ответственности за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения. По окончании занятий Тимофей Бугунщук ответил на вопросы. Вопросы сотрудников, прозвучавшие  в аудитории, касались, прежде всего, безопасности детей, поведения в случае аварии, а также ужесточения ПДД в отношении автолюбителей.  Активность слушателей,  их интерес к жизни и здоровью участников дорожного движения говорит о том, что  нарушителей станет меньше.

Пресс-служба УФСИН России по Оренбургской области

8 октября Ленинским районным судом г.Оренбурга рассмотрено ходатайство следственного органа о продлении срока домашнего ареста в отношении учредителя ООО «СГЦ «Вишневский». 08.10.2018 ГТРК фото из открытых источников В Оренбуржье  периодически   происходят случаи падения детей из окон многоэтажных домов. 08.10.2018 Следственный комитет Следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Оренбургской области продолжается расследование уголовного   дела, 08.10.2018 Следственный комитет

Ознакомительную экскурсию для студентов юридического факультета ОГУ провели руководители подразделений дознания, следствия и службы участковых уполномоченных отдела полиции № 3 МУ МВД России «Оренбургское». 08.10.2018 ОМВД по Оренбургскому району

orenburg.bezformata.com


Смотрите также